Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
Уастырджи

Уастырджи… При этом слове в воображении осетина возникает монументальный образ красивого белобородого старца-всадника, скачущего на белом коне, с волшебной плетью в правой руке.

Взгляд его полон достоинства и благородства. Для осетина Уастырджи – всесилен, справедлив, противодействует злу, насаждает и защищает добродетель и, что особенно ему присуще, способствует успеху в бою, сражении – дарует Победу.

В Уастырджи воплотились мечты и чаяния осетинского народа в идеальном правителе-вожде, к нему обращаются в надежде получить благословение в делах и предприятиях любого назначения, при этом призывают его не исполнять, а способствовать просящим вершить успешно как хозяйственные, бытовые, так и бранные предприятия – походы, битвы, сражения. И в этом он чаще всего выступает как покровитель воинства, но при этом его образ – без атрибутов воинского снаряжения.

Уастырджи посвящены многочисленные святилища по всей Осетии часто с общим названием Хохы Уастырджи. Наибольшим почитанием пользуются на Севере Осетии Рекомы Уастырджи со святилищем Рекомы Уастырджи в ответвлении Алагирского ущелья, Хетæджы Уастырджи – священная роща у трассы Владикавказ – Алагир, Ныхасы Уастырджи со скульптурой Н. Ходова, укрепленной на скале у Тамиска, Дзивгъисы Уастырджи – древнее святилище в селе Дзивгис. На Юге Осетии – Джеры Уастырджи со святилищем на поляне в горной части Цхинвальского района.

Военный характер святилищ Уастырджи подчеркивается тем, что в них имелись приношения в виде железных наконечников стрел (Реком, Сау дзуар и др.), воинского снаряжения (шлем воина в Рекоме), свинцовые пули в Сба (Сыгъзæрин дзуар), холодное оружие – шашка Джатиевых в Сба, обломок военной сабли в селе Ходз (Уастырджийы кувæндон) и др. Археологический материал содержит большое количество аланских наконечников стрел. Например, в Даргавском аланском катакомбном могильнике VI–IX вв. найдены 40 экземпляров железных черешковых наконечников стрел: трехлопастные, трехгранные бронебойные, двухлопастные пламевидной формы.

В честь Уастырджи народ создал песни-гимны, исполнявшиеся не только у святилища во время куывдов, но и на пирах, свадьбах, позднее – и на банкетах. У многих на мобильных телефонах звучит "Уастырджийы зарæг" в исполнении незабвенного Бибо Ватаева.

По всей Осетии в последнюю декаду ноября отмечают праздник Джеоргуыба, т.е. дни Уастырджи с жертвоприношениями, пирами, праздничными возлияниями. В эти дни предпочитают справлять свадьбы, так как само время является наиболее богоугодным, а бракам будет дано благословение Уастырджи.

В "Осетинских этюдах" академик В.Ф. Миллер называет его популярным божеством, полагая, что это святой Георгий, который "представляется покровителем мужчин, всадником на чудном белом коне. Уастырджи считается бичом воров, мошенников, клятвопреступников, убийц и покровителем честных людей и домашних животных. Имя его часто произносят в клятвах и благословениях".

В.И. Абаев считает Уастырджи популярнейшим божеством староосетинской мифологии. Он – "покровитель мужчин и главного мужского занятия: военных и разбойничьих походов (балцытæ). Со временем – покровитель путников. Для женщин его имя находилось под запретом, они называли его "Лæгты дзуар" – "Бог мужчин". Посвященные ему святилища были рассеяны по всей Осетии. Празднества в его честь справлялись несколько раз в году, особенно широко и торжественно – в ноябре".

В "Осетинской этнографической энциклопедии" упомянуто около 100 святилищ Уастырджи, что далеко не полностью исчерпывает их количество.

Образ Уастырджи восходит к дохристианскому периоду истории осетинского народа, к скифо-аланской эпохе. Само название "Уастырджи" В.И. Абаев возводит к имени "Георгий" с приставкой "уац" – "святой", т.е. это "Святой Георгий" и квалифицируется как отзвук или наследие христианства. Но резкое различие между древним и мифическим образом мудрого старца Уастырджи и канонизированным смертным воином Георгием, принявшим мученическую смерть, представляет право искать истоки этого образа в дохристианской религии предков осетин. Исходя из этого, возможно, что имя Уастырджи не осетинизированное "Георгий", а нечто другое.

Есть мнение о том, что имя обожествленного первопредка скифов "Таргитая" по Геродоту (История, IV, 5) было "Тарги". А окончание "тай" указывает на принадлежность к роду первопредка. И на вопрос: "Кто он", "какого рода, племени?" скиф ответил бы: "Таргитай", т.е. из рода Тарги, скиф. По определенным законам фонетики "г" переходит в "дж" (палатализация), а придание имени первопредка титула "святой" – "уац" – безукоризненно дает в конце концов "Уастырджи".

Как бы то ни было, но Уастырджи – покровитель не только воинов-путников, но и всех мужчин, защитник обездоленных, оказывающий поддержку и помощь всему доброму и благому.

Иногда в названиях святилища опускается имя святого и получается нечто невообразимое: вместо правильного "Рекомы Уастырджийы кувæндон" – только "Реком", где "Реком" – это всего-навсего название местности, топоним. Или же вместо "Хетæджы Уастырджийы кувæндон" ("Святилище Уастырджи Хетага") в русском переводе употребляют: "Святой Хетаг", "Праздник святого Хетага". Хетаг вовсе не был святым. А святилище (в данном случае реликтовая роща) – это место, где беглецу Хетагу помог Уастырджи, посоветовав ему укрыться от погони в чаще леса. Это чудесное спасение и празднуют. Иногда можно встретить выражение "святой Уастырджи". Это просто тавтология (пример: "золотое золото"), ибо приставка "уац" – "уас"– уже означает "святой".

Кроме всего, Уастырджи неразнообразен и не распадается на "хохы", "быдыры", "комы", "рагъы" и прочие "Уастырджи". Это только названия святилищ, приуроченные к тому или иному географическому объекту.

Во все времена особой популярностью и почтением пользовались и пользуются придорожные святилища Уастырджи. Так, в былые времена, когда связь между Югом и Севером Осетии массово осуществлялась через Крестовый перевал – Бæрзæфцæг, путники поручали свою судьбу Къобы Уастырджи – святилищу Уастырджи у села Коб на Военно-Грузинской дороге. Ныне же, когда пользуются тоннельной магистралью, на первый план выступают Хетæджы Уастырджи и Ныхасы Уастырджи, находящиеся на трассе Цхинвал–Владикавказ.

Интересный момент, касающийся образа Уастырджи, – его трехногий (ёртёкъахыг) конь. Исследуя этот образ, ученые ищут аналогии – "гиппокампов" – морских коньков и прочее. По их логике, две задние ноги – это плавник, и тогда получается двуногий конь. Скорее всего, эпитет "æртæкъахыг" – это искаженное "æрткъахыг", что значит "огненноногий", и этот эпитет вполне может украшать небожителя Уастырджи.

Комментарий к фотографии
Автор: Мария Панкратова
Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика