Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
К вопросу об идентичности Агузата и Агузарта

Одной из характерных особенностей постсоветского периода развития нашего общества стал пристальный интерес, проявляемый к историческому прошлому родного народа, к своим родо-фамильным корням. В принципе, дело это похвальное, когда интерес здоровый, и авторы не выходят за рамки здравого смысла, а написанное является результатом объективного анализа исторических источников. Взявшись за написание таких трудов, человек должен придерживаться основополагающей методологии исследования.

Но на практике, к сожалению, часто встречаются деятели, которые, не имея соответствующего исторического образования и не обладая элементарными навыками анализа исследуемого материала, задаются лишь целью самореализоваться на популярных в обществе темах. Нередко они выдают печатную продукцию, затуманивающую мозги несведущему читателю, вносящую раздор и сумятицу в общество. При этом сотворенное выдается как проявление исключительной любви к своему народу, фамилии. На деле же такие ура-патриоты оказывают медвежью услугу и народу, и породившей их фамилии.

Чтобы не быть голословным, ограничусь одним, но очень характерным примером, взбудоражившим недавно общественное мнение.

Не так давно общественность Северной и Южной Осетий отметила 125-летие со дня рождения одного из первых представителей осетинского просвещения и культуры Иоанна Ялгузидзе (Габараева). Памятники просветителю открыты в столицах обеих республик. Аллея, где расположен памятник во Владикавказе, отныне носит имя просветителя. О его жизни и деятельности опубликованы статьи, вышла отдельная монография.

На многих мероприятиях в честь просветителя присутствовал и кандидат технических наук Таймураз Агузаров. Он открыто проявлял недовольство неправильным причислением Ялгузидзе к фамилии Габараевых. Когда к его голосу не прислушались, он обратился с письмом к директору ВНЦ РАН Анатолию Кусраеву. В письме автору книги "У истоков осетинского просвещения" Людвигу Чибирову

(издана к юбилею просветителя), то есть автору этих строк, адресованы обвинения в неправильном истолковании им происхождения и места рождения Ялгузидзе-Габараева.

Итак, Т. Агузаров считает, что: 1. Ялгузидзе не имеет никакого отношения к фамилии Габараевых, к их родовому селению Залда;

2. Ялгузидзе происходил родом из с. Нузала (Северная Осетия) и принадлежал к фамилии Агузаровых (колено Царазоновых);

3. Агузаровы (Агъуызартæ) и Агузовы (Агъуызатæ) – одно и то же.

Идентичность Царазонта и Агузта Т. Агузаров отстаивает и в своей книге "Агузаровы, Æгъуызартæ" (Владикавказ, 2014): "Слово "Царазонта" (Царазоновы, Царазоны) означает "потомки царя Царазона", в том числе потомки Агуза" (с. 30–31). Ниже я постараюсь проиллюстрировать истинное положение вещей.

Дело в том, что непрофессионального историка, не владеющего навыками критического осмысления и анализа прочитанного, ввели в заблуждение сомнительные и противоречивые положения нижеследующих изданий.

В учебнике "История Осетии" М. Блиева и Р. Бзарова сначала утверждается, что "Царазонта" и "Агузата" – это два названия одного и того же древнеосетинского колена-сословия, связанного с воинской функцией". Чуть дальше эти же термины рассматриваются как два самостоятельных колена. При этом написано, что "Царазонта жили в южной части Алагирского ущелья – в селениях Нузал, Назиджин, Амасин, Бад, Мизур, Згид. Среди фамилий этого колена – Агузаровы, Аладжиковы, Дзитоевы, Купеевы, Мзоковы, Таболовы, Чехоевы". Затем, переходя к южной ветви колена Ос-Багатара, в учебнике читаем: "Среди фамилий колена Агузата – Ванеевы, Габараевы, Гаглоевы, Галавановы, Гусаловы, Дзиццоевы, Санакоевы".

Еще одна цитата из учебника: "Отличие урствальцев от Алагирского общества состояло в том, что у них военную функцию представляло не колено Царазонта, а колено Агузата". Это неверно, ибо, как правильно писал З.Н.

Ванеев, верховья реки Б. Лиахва (Урстуалта) не были владениями Агузата; им принадлежали селения по среднему течению реки Б. Лиахва лишь до Сбийского ущелья.

Для подкрепления своей позиции Т. Агузаров ссылается и на работу Р. Бзарова "Древняя традиция в общественном строе осетин-алагирцев первой половины ХIХ в." Цитирую: "Кажется позволительным предположение, что Царазоновы и Агузовы составляли некогда единое целое, что Агузовы были военными предводителями". Но ведь Р. Бзаров только предполагает, а не утверждает.

По интересующему нас вопросу более путаными и необоснованными являются суждения литературоведа Х.Н. Ардасенова. Процитируем его: "Свою родословную Ялгузидзе возводит к могущественному роду Царазонта (?!) и тем самым – к осетинским Багратидам. Как известно, Царазоновы жили в Алагирском ущелье, и часть из них, вероятно, во время царствования царицы Тамары переселилась в Грузию и осталась там. Осетинские фамилии Æгъуызатæ или Æлгъуызатæ, а по осетинскому произношению – Æгъуызартæ (из которой образовалась грузинская Иалгузидзе) и ныне распространена как в Северной, так и в Южной Осетии". К сожалению, в каждом предложении цитируемого отрывка содержится ошибка.

Начнем с родословия Ялгузидзе. Оно сводится не к Царазонта, а к Агузата, отпрыском которого он являлся. Вот строки из его поэмы в переводах на осетинский и русский языках: "Хистæр уыд Алгъуыз хъæбатыр, дард йæ кады ном ныхъхъæр"; "Фæдис раййæфтой Алгъуызы, бахауд хъулайы æваст" ("Возмутилось все в Алгузе, оскорбился он тогда"; "И дошел Алгуз до башни, где Эстер его жила").

Героем поэмы Ялгузидзе берет своего предка Алгуза, т.е. Агуза, выставляя его в роли могущественного царя черкесов и других народов Северного Кавказа. Поэма повествует о славных делах рода Агузова и потому названа "Алгузиани", а не "Царазониани" или "Агузариани" (?!) Ардасенов грешит против истины, называя Сослан-Давида отпрыском грузинской династии Багратиони.

И еще одно заблуждение Ардасенова: он объясняет единство Агузаровых и Агузовых тем, будто Агузата на североосетинском произношении звучат как Агузаровы (?!) В Осетии великое множество внешне созвучных, но никак не родственных фамилий. Вот некоторые из них: Коштæ – Хъошытæ, Козатæ – Хъодзатæ, Кацтæ – Кадзатæ, Майратæ – Майрæмтæ, Мсойтæ – Мсиатæ, Хозатæ – Хозитæ, Асатæ – Асетæ и т.д.

Во всех вариантах преданий о происхождении осетин от Ос-Багатара неизменно рядом как братья присутствуют Царазон и Агуз и образованные ими роды Царазонта и Агузата.

Согласно тем же преданиям каждое колено формировалось на определенной территории со своими родовыми селениями и проживавшими в них фамилиями. К примеру, Сидамонта занимали вход в Алагирское ущелье, Царазонта – юг ущелья (от Згида до Нузала). Среди фамилий, относящихся к колену Царазонта, четко значатся Агузаровы. Они известны в числе первых жителей не с. Нузала (как считает Т. Агузаров), а селений Верхний Згид и Ход. Кстати, из Верхнего Згида были родом писатель Ахсарбек Агузаров и бывший Глава РСО–А Тамерлан Агузаров.

Что касается Южной Осетии, то она хотя и была представлена всеми коленами Ос-Багатара, но наиболее влиятельным среди них были Агузата. З. Ванеев писал о них: "По общераспространенному, хотя и неуточненному, варианту, от родоначальника Гаглоя произошли ныне существующие родственные объединения: Гаглойта (остались на месте в сел. Кусджыта); Санакота (в сел. Джава) как фамильное наименование, объединяет, кроме этого ядра, несколько родственных групп: Жижойта, Елита-Отарата, Шушита; Габарата (в с. Залда); Галуанта; Тотота (с. Мзиу); Уанета (с. Цифджин, Джава). В ХIХ в. они считались одним большим родственным объединением. Между ними держалось правило экзогамии, совместно праздновали праздник "Мыкалгабыр".

Как отмечено выше, Агузата контролировали бассейн реки Большая Лиахва (от Джавы до с. Сба), Заккинское ущелье, Нарскую котловину, Трусовское ущелье. Во всех вариантах народных преданий к Агузата относятся исключительно югоосетинские фамилии: Гаглоевы, Санакоевы, Габараевы, Галавановы, Томаевы, Тотоевы, Дзиццоевы, Гусаловы, Ванеевы, Абаевы. Как видно при всех вариациях фамилий, происшедших от Агузата, Габараевы неизменно присутствуют, но ни в одном варианте не встречаются Агузаровы. Габараевы переселились в свое родовое селение Залда из Мзиугома (бассейн реки Большая Лиахва).

Исходя из вышеизложенного, думается, все ясно и понятно. Тем не менее мы решили расширить круг литературных источников, свидетельствующих о заблуждениях нашего оппонента.

Вопросу происхождения Царазонта и Агузата В.И. Абаев посвятил специальную работу, в которой пишет: "К Агузовым причисляли себя Абаевы, Томаевы, Плиевы, Габараевы, Савлоховы". Если бы Василий Иванович подобно Ардасенову считал одним коленом Агузата и Царазонта, то свою статью "Происхождение осетинских фамильных имен Carazonta и Aghuzata озаглавил бы: "Происхождение фамильного имени Carazonta". Но он же этого не сделал! Со ссылкой на народное предание ученый перечисляет сыновей Ос-Багатара: Сидамон, Царазон, Агузон, Кусагон и Цахил, подчеркивая при этом, что каждая современная осетинская фамилия восходит к одному из этих перечисленных пяти имен. В частности, Томаевых, Габараевых, Абаевых и других он относит к роду Агузата. К роду же Царазоновых относит жителей ряда населенных пунктов Алагирского ущелья: Нузал, Мизур и др.

Наиболее основательно жизнь и деятельность Ялгузидзе исследованы бывшим ученым секретарем ЮОНИИ Дз.А. Гугкаевым. Как он писал, Ялгузидзе "…происходил из ныне существующей в Юго-Осетии фамилии Габараевых, жившей в сел. Залда и являющейся одной из ветвей древнего осетинского рода Агузата (по имени отдаленного предка Алгуза)". Для подтверждения вышесказанного Дз. Гугкаев ссылается на архивный документ – рапорт жителя селения Залда Давида Ялгузидзе-Габарашвили на имя Экзарха Грузии, в котором он просит о принятии одного из его сыновей, 9-летнего Ивана Ялгузидзе-Габарашвили, в Тифлисскую семинарию для подготовки в священнослужители. Важно отметить, что рапорт был написан и подписан за неграмотного И. Ялгузидзе. Подобная же подпись следует, когда этому самому Давиду пожаловали золотую медаль. В документах первой четверти ХIХ века Гугкаевым были найдены другие однофамильцы Иуане: Иосиф Ялгузидзе, служивший причетником Кешельтского прихода, и житель сел. Залда Бега Ялгузидзе.

Мы уже писали, что колена Агузовы и Царазоновы сформировались еще в домонгольскую эпоху. В те отдаленные столетия принадлежность к роду определялась по названию колена. Вторая половина ХVIII в. была переходным временем, когда наряду с бытованием родового названия (Царазонта, Сидамонта, Агузата) происходило отпочкование (формирование) от рода отдельных фамилий. Ванеев писал: "Фамилия Ялгузидзе, несомненно – грузинизированная форма названия одного из древнейших родов Агузата (в русской форме – Агузовы). Фамилия Ялгузидзе, или Ялгузашвили, встречается в грузинских документах ХV столетия. В поэме "Алгузиани" героем является родоначальник этой фамилии Ялгуз, вернее, Агуз". И далее: "В то время (нач. ХIХ в. – Авт.) родовое название Агузата (Ялгузидзе) в Юго-Осетии еще было в употреблении, хотя происхождение от этого рода фамилии уже писалось под собственным названием (Габарашвили и др.)" Грузинская форма фамилии Ялгузидзе плохо скрывает ее принадлежность к роду Агузата (Алгъыз-Ялгуза).

Из общего контекста автобиографии И. Ялгузидзе Т. Агузаровым вырвана фраза "взят я из Осетии в Грузию", что дало ему основание утверждать: Ялгузидзе был родом из Северной Осетии (?!) К сведению Т. Агузарова: в грузинских источниках Осетией называлась и ее южная часть. Вот что писал в своем букваре (раздел "Соседние страны") "Окно в природу" (Тифлис, 1912 г.) известный грузинский педагог Якоб Гогебашвили: "Осетия находится в середине Кавказского хребта и делится на две части – Северная Осетия (по ту сторону хребта) и Южная Осетия (по эту сторону)". В 1913 г. в Тбилиси под редакцией Захария Чичинадзе вышла книга под названием "История Осетии по грузинским историческим источникам", в которой он проиллюстрировал осетинских царей, представителей знати. Упоминается в ней и Алгуз Ос-Багатар – герой Осетии. З. Чичинадзе пишет: "Он жил в XIII веке во времена монголов. Был физически очень сильным, великаном. Его имя связано с поэмой "Алгузиани" и живущими в Гори Алгудзиевыми. Данные о нем были утеряны или украдены из Нузальской часовни". Подобных примеров предостаточно.

И последнее. Исследовавший язык трудов Ялгузидзе Гугкаев писал: "Во всех текстах Ялгузидзе мы имеем джавский чокающий говор осетинского языка. Вместо иронских зубных аффрикатов "дз" и "ц" в текстах имеются палатальные аффрикаты "дж" и "ч", как, например, "джурын", "джырдæй", "фондж", "ачы"… вместо "дзурын", "дзырдæй", "фондз", "ацы". Эти языковые свидетельства можно расширить, подкрепить и другими примерами из той же работы Гугкаева. Нужно ли еще более убедительное свидетельство того, что Ялгузидзе был южанином?

Как подтверждающие факты идентичности фамилий Ялгузидзе и Габараевы Гугкаев приводит и сведения, сообщенные ему (40–50-е годы ХХ в.) старожилами с. Залда Давидом и Коте Габараевыми. Как сообщили они Гугкаеву, "по словам их предков, во время прихода русских в Юго-Осетию один из однофамильцев, образованный и умный человек, был с ними. И он призывал осетин к спокойствию и все время помогал им". Эти слова заслуживают доверия, ибо известны поездки Ялгузидзе по Южной Осетии и Нарской котловине по различным поручениям русской администрации. О том, что старожилы фамилии Габараевых помнили своего родича, рассказывается и в их фамильной книге. В ней отмечается, что во времена Иуане Габараева (Ялгузидзе) в сел. Залда было более 300 дворов. Дедушка Иуане работал приставом в Тифлисе и с друзьями часто приезжал в родовое селение. Доброе отношение сохранилось и к отцу Иуане Джиуёрджи (Георгию)… Иуане часто приезжал в Залда, учил детей грамоте. Когда он скончался, то в Тифлис из Залда отправились 12 всадников. Его похоронили на Авлабарском кладбище. Автор книги Ф.Н. Габараев отрицает родство своей фамилии с Агузаровыми.

В "Очерках истории Юго-Осетинской автономной области" (Тбилиси, 1985 г.) ясно написано, что И. Ялгузидзе-Габараев родился в 1775 г. в с. Залда и подчеркиваются его заслуги в деле создания осетинской письменности и букваря, в переводе духовных книг на осетинский язык, открытии церковноприходских школ.

Обратимся к специальной работе об осетинских фамилиях "Ирон мыггæгтæ" З.Д. Гаглоевой. В ней интересующие нас фамилии расположены друг за другом: Æгъуызартæ, Æгъуызарон-Агузаровы; Æгъуызатæ, Æгъуызон-Агузовы. И далее следует: Агузаровы относятся к роду Царазонта, а Габараевы – к роду Агъуызатæ.

"Среди интеллигентных осетин конца ХVIII – первой трети ХIХ в., – писал профессор М.С. Тотоев, – Иуане являлся наиболее заметной фигурой… Вышел он из среды осетин Джавского ущелья Южной Осетии, был из фамилии Габараевых".

Сошлемся и на нашего современника, специалиста по древней истории Осетии Ю.С. Гаглойти. "Агузата, – пишет он, – были одной из крупнейших феодальных (уазданских) фамилий Центральной Осетии, сфера влияния которой находилась преимущественно к югу от хребта". И далее: "Что касается автора "Алгузиани", то содержание самой поэмы не оставляет каких-либо сомнений, что им является представитель рода Агузата, одной из фамилий которого является Габараев". И, наконец, между потомствами (фамилиями), отпочковавшимися от Царазонта и Агузата, не существует даже родственных отношений (æрвадæлтæ).

Исходя из вышеизложенного, думается, очевидны следующие истины: а) Агузаровы являются представителями рода Царазонта, сформировавшегося на юге Алагирского ущелья; б) Царазон и Агуз – братья, сыновья Ос-Багатара, каждый из которых создал свое самостоятельное родовое потомство; в) род Агузата сформировался самостоятельно на южном склоне Центрального Кавказа; г) подобно тому как Агузаровы являются представителями рода Царазонта, Габараевы, к которым принадлежал И. Ялгузидзе, представляют другое колено Ос-Багатара – Агузата; и, наконец, д) Агъузатæ и Агъузартæ не являются социальными терминами одной категории: Агъузатæ – название рода, идущего от Ос-Багатара, Агъузартæ же – фамилия, вышедшая из другого колена, рода Царазонта. Агъузаты и Агъузарты объединяет лишь внешнее созвучие, но никак не особые родственные связи.

Думаю, приведенных выше аргументов более чем достаточно, чтобы нашему оппоненту успокоиться и не оспаривать лежащие на поверхности истины из прошлой истории нашего народа. В заключение своего ответа оппоненту коснусь еще одного "открытия" Т. Агузарова. В изданной им фамильной книге он утверждает, будто "грузинский царь Давид IV (Строитель) был членом "стыр мыггаг", он Царазон, то есть цари осетинской земли были владыками и на грузинской земле". До сих пор историческая наука считала Давида IV принадлежавшим к грузинской царствовавшей династии Багратиони. Замужество его дочери Русудан с осетинским царевичем еще не позволяет считать ее отца происходящим из рода Царазонта. В этой связи советую уважаемому оппоненту сменить род деятельности, основательно изучить древнегрузинский язык и доказать выдвинутое нововведение. Тем самым ему бы удалось обогатить историческое осетиноведение новым открытием. Кстати, знание древнегрузинского языка позволило бы ему лучше разобраться в родословии Ялгузидзе-Габараева, вникнуть в суть поэмы "Алгузиани", написанной на этом языке.

Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика