Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
ФÆНДЫР

Иууыл цагъды куы фæуæм, уæддæр ацы фæндырæн ма уæд фесæфæн.

Уый чи цæгъда æмæ мах чи мыса, гъе уый уыдзæн нæхион!

Осетинские нартские сказания

Одной из жемчужин скифо-аланской культуры, несомненно, является Нартский эпос, сохранившийся у осетин в богатом разнообразии сказаний. В нартах осетинского эпоса мы должны видеть именно алан. Этот вывод имеет убедительное обоснование в самой структуре эпоса: она может быть разделена на два периода формирования нартских сказаний – первый, ранний период связан со скифо-сарматским миром и равнинной причерноморской естественной географической средой, второй – кавказский, более поздний. Он связан с горным Кавказом. Данный исторический контекст полностью увязывается с сармато-аланской историей (Кузнецов В. А.).

Слово "фæндыр" как обозначение музыкальных инструментов довольно часто встречается в эпосе, игрой на фандыре владеют многие прославленные герои Нартиады. В традиции лексема фæндыр традиционно являлась обозначением струнных инструментов. Например: дыууадæстæнон фæндыр (от ос. дыууадæс – двенадцать, тæн – струна) струнный щипковый инструмент типа арфы; хъисын фæндыр (от осет. хъис – волос) струнный смычковый инструмент типа скрипки; хъырнæг фæндыр (от осет. хъырнæг – подпевающий) струнный смычковый инструмент разновидность хъисын фæндыр, дала фæндыр – струнный щипковый инструмент типа балалайки. Уже в конце XVIII – нач. XIX веков, в осетинской инструментальной традиции появляется вятская однорядная тальянка, известная под названием "азиатская гармоника". Она настолько органично вошла в состав традиционного инструментария осетин, что получила статус "народной" и стала называться ирон хъандзал фæндыр (от осет. хъандзал – клавиша), осетинская гармоника. Интересно отметить, что в традиционных названиях осетинских духовых и ударных инструментов лексемы фæндыр нет. Например: уадындз, уасæн, удæвдз – духовые инструменты типа свирели, фидиуæг – духовой сигнальный инструмент типа горна, дала – ударный инструмент типа бубна, гуымсæг – ударный инструмент типа двустороннего барабана, къæрцгæнæн – ударный инструмент типа трещоток.

Как утверждает В. И. Абаев, fёndyr | fёndur – древнее малоазийско-греческое слово, затем распространившееся на Кавказе и в Южной России (к примеру, чеченский pandгr, армянский pandir, грузинский panduri и даже украинская бандура). Слово fёndyr могло проникнуть в осетинский язык еще в скифскую эпоху. Этого же мнения придерживается и А. Туаллагов. По его мнению термин фæндыр происходит из лидийского языка; вероятно, было заимствовано во времена скифских походов в Переднюю Азию. Среди аналогов музыкальных инструментов исследователь указывает сванскую арфу чанг, название которой происходит из иранского языка, а еще ранее – из аккадского.

Наиболее распространен у предков осетин – скифов алан и сармат – был инструмент дыууадæстæнон фæндыр, подтверждением тому являются археологические исследования. При раскопках второго Пазырыкского кургана на Алтае в 1947 г. был найдет струнный музыкальный инструмент "состоящий из двух основных деталей – продолговатого кузова (корпуса) с округлыми краями и струнодержателя. Вырезанный из цельного куска дерева, кузов внутри полый, близко к середине он сужен, благодаря чему напоминает цифру восемь. С обоих концов он покрыт кожаной мембраной, прикреплявшейся к стенкам деревянными гвоздиками. Средняя его часть закрывалась твердой декой – тонкой деревянной дощечкой с узорным (крестообразным) отверстием. На кожаной мембране стоит на двух "ногах" струнодержатель, к концу которого прикреплены две струны" (Руденко С. И.). Кроме того, арфист изображен и на золотой пластине из Сахновского кургана и на поясных бляшках IV в. до н.э., найденных в кургане у села Аксютинцы. "Для прояснения значения скифского музыкального инструмента, необходимо рассмотреть его в контексте духовной культуры других иранских народов. Таким образом, мифическое происхождение фандыра в нартском эпосе связано с идеей смерти и поминальной традиции и имеет шаманские (жреческие) черты. Эти тезисы могут подтверждаться, помимо прочего, и находкой остатков струнного инструмента типа арфы во 2-м Пазырыкском кургане, который считается шаманским атрибутом и нередко связывается с ритуальными действиями, производившимися самим царем (шаманом)" (Вертиенко А. В.). Инструмент типа арфы также был найден в 1918 году в 10 км к северу от Ольвии, в древнем погребении, датируемом концом I в. н. э. "в котором были захоронены знатный сармат в сопровождении сказителя-аэда также благородного происхождения. Среди вещей этого захоронения, которые до 1945 г. хранились в Antike Museum zu Berlin, находилась и арфа. На одном торце резонатора – ручка в виде фигурки медведя, на противоположном вырезан ромбовидный выступ с квадратным отверстием. В него вставлялся деревянный гриф, нижняя часть которого расширялась до размеров выступа на корпусе, а верхняя была украшена вырезанной фигуркой птицы. К грифу крепились 5 струн, уходящие в резонатор. По бокам корпус инструмента было украшен тамгами, они же были нанесены на плечи и круп фигурки медведя" (Симоненко А.В.).

В осетинском эпосе происхождение дыууадæстæнон фæндыра связано с мифологическим героем Сырдоном, который и стал первым рапсодом нартов. Согласно сказаниям Сырдон создал этот инструмент из жил своих детей, которых Хамыц сварил в котле в знак мести за то, что Сырдон украл его корову. "Уыйфæстæ йæ фæндыр рахаста æмæ рацыд Нартæм. Ныхасы йæ ныццагъта æмæ фæндырæн йемæ ныззарыд: – Нартæ, ай уын мæ лæвар, æмæ мæ уемæ цæрын бауадзут. Нартæ загътой: – Айхуызæн хæзна нæ къухы куы бафта, уæд нæ ацы лæг цы баджидз дардзен! <…> Сырдон гъе уымæй сси Нартæй. Нартæ уыцы фæндыр рауагътой æмæ кæрæдзийæн загътой: – Иууыл цагъды куы фæуæм, уæддæр ацы фæндырæн ма уæд фесæфæн. Уый чи цæгъда æмæ мах чи мыса, гъе уый уыдзæн нæхион!". Дыууадæстæнон фæндыр достаточно часто встречается в осетинской Нартиаде. Батрадз исполняет наигрыши, пока его закаляют огнем, раздувая жар мехами. Нарты Созырыхъо и Сæууа так же весьма искусно владеют навыками игры на дыууадæстæнон фæндыр: "Сæууа араст ис Уырызмæджы хæдзармæ æдрихи лæгæй (нæртон адæм афæдзмæ рихитæ уагътой), бæхбæттæныл йæ бæх бабаста, уазæгдонмæ бацыдис, хæдзары та Сатана æмæ йæ чызджы йеддæмæ ничи уыдис, куывды уыдысты. Афтæмæй Сæууамæ фæкæсæг ничи уыд. Уый къулæй Созырыхъойы дыууадæстæнон фæндыр райста æмæ дзы цæгъды йæ кадджыты хъарæг ныхæстæ. "Мæ заргæйæ, ам уазæгмæ фæкæсæг куы ничиуал ис, цæй бын баисты.

Прототип этого музыкального инструмента содержится и в сказании о рождении Сатаны, где Уастырджи играл на гриве своего коня, подражая игре на дыууадæстæнон фæндыре:

Бæрзонд Уастырджи бæрзондæй касти

Æмæ ныллæгмæ зæхмæ æртахти,

Йæ бæхы къæхтæй къæрццæмдзæгъд кæнгæ,

Йæ бæхы барцыл фæндырæй цæгъдгæ.

Традиционно инструмент изготавливали из хвойного дерева или древесины твердых пород. Резонаторный ящик – цельный, выдолбленный. Конструкция осетинской двенадцатиструнной арфы также связана с мифологией. Чаще всего корпус инструмента был украшен солярными знаками, а головка дуги была выполнена в форме коня или птицы, которые в традиционной мифологии осетин также являются солярными символами. "Одним из ключевых элементов древнейшей культуры осетин был солярный миф. Архетип солнца представлен в образах: Уастырджи, Сослана, Батраза, и т.д." Вероятно именно поэтому все выше представленные герои эпоса искусно владеют игрой на дыууадæстæнон фæндыре – инструменте, символизировавшем природу солнца.

В осетинской практике под игру на двенадцатиструнной арфе исполняли нартские сказания, но уже к началу XX в. эта традиция была полностью утрачена. Инструменты, дошедшие до настоящего времени, хранятся в различных музеях России. Обычно в народной среде инструменты изготавливали сами музыканты, поэтому каждый ориентировался на установленные традицией формы и конструктивные особенности, но учитывал и собственные исполнительские возможности. Так, с точки зрения конструкции наиболее интересным представляется инструмент, который сохранился лишь на фотоснимках, хранящихся в Национальном музее РСО–А. История инструмента окутана тайной, известно лишь, что создан он был еще в XVII веке, а в начале 1800-х г. попал в фамилию Томаевых в знак примирения с кровниками. Последним обладателем этого уникального инструмента был осетинский сказитель Гаха Сланов. Интересно отметить, что инструмент Томаевых имел не 12, как было принято, а 14 (!) струн, что, вероятнее всего, косвенно может свидетельствовать о более высокой ступени исполнительского мастерства владельца.

В прошлом звукам дыууадæстæнон фæндыра приписывалась волшебная сила исцеления. Например, песня в честь покровителя оспы, кори и глазных болезней Аларды исполнялась в сопровождении именно этого инструмента. Имеются сведения, что в старые времена было принято приходить проведывать болящего с этим инструментом. Считалось, что это позволит поднять больному настроение и приблизить момент его выздоровления. В мифологическом сознании дыууадёстёнон фёндыр воспроизводил звуки небесной гармонии и тем самым способствовал исцелению.

К концу XIX нач. XX веков дыууадæстæнон фæндыр стал выходить из употребления. Его место занял струнный смычковый инструмент хъисын фæндыр. Как отмечал Ф. Алборов, "простое устройство, сохранившиеся до нашего времени архаические формы инструмента, а также своеобразие использования его в художественном быту и приписание ему каких-то сверхъестественных свойств говорят о том, что на осетинской почве хъисын фандыр существует с древнейших времен" (Алборов Ф. Ш.).

Создание этого инструмента в нартском эпосе осетин связано по одной версии с именем прославленного героя Сослана: Бирæ азты иумæ фæцардысты, æмæ йын Агуындæ амарди. Софиайы зæппадзмæ йæ бахастой, æмæ Созырыхъо дæр уым ысбадти йæ цуры. Йæ дзыккуйы хъистæй йын æртыдта æмæ дзы хъисфæндыр ыскодта æмæ уымæй йæхи ирхæфста, кадджытæ кодта (Хъисфæндыр уæдæй нырмæ баззад). По другой – с Батрадзом "Батырадз Хызы фидары цонгæй чызгы былтæ нырриуыгъта, æмæ йæ дæндæгтæ йæ хъæлæсы айдзаг сты, стæй йын йæ дзыккутæ ракодта æмæ зæгъы: – Дæ фыды фæдзæхстмæ гæсгæ удхарæй мæл, а дзыккутæй хъисфæндыр æз скæндзынæн. Бæрз-бызычъи ракъахта, Сайнæг-æлдары чызгы сæры хъуынтæй тæнтæ ацарæзта, æрдын æскодта, Хызы фидары рахиз цонг йемæ рахаста æмæ фæндырдзæгъдгæ рацæуы". В эпосе хъисын фæндыр упоминается и с другим названием – хуыйысæр фæндыр: Бацыдис Сослан уазæгдонмæ æмæ бандоныл æрбадтис. Къулыл ауыгъд уыдис хуыйысæр фæндыр, райста йæ Сослан æмæ диссаджы цæгъдтытæ кæны. Афтæ рæсугъд цагъта, æмæ йæ цагъдмæ сырдтæ æмæ мæргътæ æмбырдтæ кодтой, галуаны къултæ змæлыдысты, хæхтæ йын хъырныдтой.

Кроме того, хъисын фæндыр встречается и в сказании "О славном сыне Чандза – маленьком Суае", а также часто упоминается как инструмент хитрого Сырдона.

В традиционной культуре осетин этот инструмент был распространен повсеместно и выполнял как ритуальные, так и бытовые функции. По свидетельствам информаторов, практически каждая семья имела хъисын фæндыр. Даже если из самих хозяев никто не владел игрой на инструменте, его держали на случай, если кто-либо из гостей захочет помузицировать. Наигрыши на хъисын фæндыре сопровождали исполнение эпических песен о нартах, звучали у гроба покойного во время обряда æхсæвбадæн (‘ночного сидения около покойника’) или у постели больного, сопровождая, как и дыуаддæстæнон фæндыр, исполнение религиозных песен. Хъисын фæндыр применяли во время поисков тел погибших под снежными обвалами. Считалось, что при перемене погоды звук хъисын фæндыр становился тусклым и безжизненным, таким образом исполнители могли предсказывать погоду. Кроме того, игра на этом инструменте сопровождала и традиционные танцевальные гуляния.

Типологически хъисын фæндыр представляет собой двух- или трехструнный смычковый инструмент с круглым чашеобразным корпусом. "Верхней декой ему служит натянутая козья кожа (иногда пузырь барана или теленка) с несколькими резонаторными отверстиями, расположенными в центре. Струны изготовлялись из конского волоса. Количество волосин в струнах колебалось в пределах между 5 и 10" (Алборов Ф. Ш.).

Что касается таких инструментов, как хъырнæг фæндыр и дала фæндыр, вероятнее всего, они имеют более позднее происхождение и не связаны с аланским миром.

Согласно верованиям осетин, звучание музыкальных инструментов привлекало в дом Фарн (‘небесную благодать’). Так пусть в ваших домах всегда звучит фандыр! Фарнæй дзаг ут, æмæ фарн уæ хæдзæртты Ирыстоны адæм!

Комментарий к фотографии
Автор: Мария Панкратова
Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика