Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
И добровольно, и принудительно

Судьба осетинского языка – одна из наиболее актуальных проблем, затрагивающих всех жителей республики. Споры вокруг его статуса, методик преподавания и обязательности изучения не стихают который год.

Фактическая отмена обязательности изучения осетинского как государственного языка республики, вытекающая из поручения Президента РФ В. Путина к Прокуратуре РФ, а после подтвержденная на уровне региональных властей, вызвала двоякие чувства в обществе, приведя к его расколу на согласных с этим решением и ярых его противников. В декабре 2017 года в Интернете стало распространяться обращение к Президенту РФ о возврате обязательного изучения осетинского языка в школах республики. "СО" попросила прокомментировать данную инициативу профессора Тамерлана КАМБОЛОВА и автора учебников осетинского языка для 8-х и 11-х классов, заведующую кафедрой СОГУ доцента Анжелу КУДЗОЕВУ.

"СО": В декабре на страницах пользователей социальных сетей появился документ за подписью заместителя министра образования РСО–А, где подведомственным учреждениям рекомендуется отменить систему оценок по предмету "Осетинский язык" для детей, которые изучают его в качестве второго языка. Какие последствия несет в себе такой шаг?

Анжела Кудзоева: Последствия реализации данной директивы совершенно прозрачны и весьма плачевны. Предмет, качество знания которого никак не оценивается, автоматически перестает быть учебным и превращается в некое подобие кружка: хочу – иду, хочу – не иду. Стремительно падает его престиж. Да и какой престиж может быть у ненужного, необязательного предмета?! В условиях, когда школа является "поставщиком образовательных услуг", а родитель (не государство!) – их "заказчиком", многие захотят облегчить жизнь своим детям и будут стараться перевести их в так называемые слабые группы: не будет болеть голова за лишнюю четвертную или годовую оценку, высвободится время для занятий "нужными" предметами или просто для отдыха.

Фактически это возврат к печально известным 60-м годам, откуда родом позорный тезис "осетинский язык – до Эльхотова".

Тамерлан Камболов: Убежден, что решение о введении безоценочной системы обучения осетинскому языку в группах так называемых невладеющих (или, как это сформулировано в письме минобрнауки, учащихся, для которых осетинский язык является вторым) окажется роковым для всей системы этнокультурного образования. Оно неизбежно приведет к тому, что дети, и без того мало мотивированные социальными обстоятельствами к изучению осетинского языка, при отсутствии текущей оценки знаний на уроках вовсе перестанут к ним готовиться. Отсутствие же итогового контроля подтолкнет их к тому, чтобы вообще не посещать уроки осетинского языка. Но это только начало. Столь комфортные условия его "изучения", несомненно, прельстят и родителей, дети которых учатся в группах владеющих. Большинство из них, вероятнее всего, ринутся атаковать кабинеты директоров школ с заявлениями о переводе в группы для невладеющих. Ведь таким образом им тоже можно будет избавиться от тягот изучения родного языка, при этом как бы не поступаясь и национальной принадлежностью, не отказываясь полностью от изучения осетинского языка.

"СО": Некоторое время назад профессор Т. Камболов инициировал сбор подписей под обращением к президенту РФ, в котором требует вернуть обязательное изучение осетинского языка для всех школьников Осетии. Как вы относитесь к этой инициативе?

А. К.: Профессор Камболов требует гораздо большего – соблюдения Основного закона государства – Конституции РФ, а также Закона о государственном языке РФ и Закона о языках народов РФ, которые нарушаются в федеральных государственных образовательных стандартах (ФГОС). Статья 68 Конституции РФ гласит:

"1. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык.

2. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации".

Одним из признаков "государственности" языка является его обязательное изучение на территории того региона, где он и имеет данный статус. Вышеуказанные нормативно-правовые акты определяют правовую основу и сферы применения государственного языка РФ (русского) и государственных языков регионов. Однако ФГОСы оперируют другими терминами: "Русский язык" и "родной язык". Принцип классификации в корне неверен: разве русский не является родным языком для миллионов этнических русских? Но уж если стандарты не относят его к разряду "родных", значит, он изучается как государственный. В таком случае некорректно говорить о "родных языках", и речь должна идти о "государственных языках регионов".

Поэтому я полностью поддерживаю обращение к президенту как к гаранту Конституции с просьбой "поручить Министерству образования и науки РФ создать необходимые организационные условия для обеспечения обязательного изучения государственных языков республик в составе Российской Федерации всеми гражданами, проживающими на их территории на постоянной основе, сделав исключение для обучающихся из семей, временно находящихся в данных субъектах". Как видим, речь идет о проблеме гораздо более масштабной и глубокой, чем "обязательное изучение осетинского языка для всех школьников Осетии".

Т. К.: Моя инициатива заключается в том, чтобы привести действующую образовательную систему Российской Федерации в соответствие с ней и рядом специальных законов, в частности, Законом о языках народов РФ и Законом об образовании в РФ, республики в составе Российской Федерации имеют право устанавливать свои, республиканские государственные языки и регулировать, в том числе, вопросы их изучения на своей территории. На основании этого положения РСО–А в своем Основном законе определила осетинский как один из государственных языков республики, а Республиканский закон об образовании установил норму его изучения и преподавания в дошкольных и общеобразовательных учреждениях Северной Осетии. Проблема заключается в том, что предложенный на днях Министерством образования и науки РФ проект Базисного учебного плана хоть и предполагает наличие такой учебной дисциплины, как "Государственный язык республики", но только в виде факультатива. Мы полагаем, что подобное решение в случае его окончательного принятия будет являться прямым нарушением Конституций РФ и РСО–А, вышеуказанных федеральных и республиканских законов. В своем обращении к В.В. Путину мы апеллируем к нему как к гаранту Конституции и просим дать поручение Минобрнауки РФ создать необходимые организационные условия для обязательного(!) изучения осетинского языка в рамках предмета "Государственный язык Республики Северная Осетия – Алания". Изучение государственного языка республики на ее территории должно быть обязательным для всех ее жителей, так же как изучение государственного языка РФ является обязательным для всех граждан страны. Исключение из конституционного правила обязательности изучения республиканского государственного языка может и должно быть предусмотрено только для граждан, временно пребывающих на ее территории.

"СО": Каким образом законодательно или документально будет подтверждаться статус временно проживающих? И временно – это сколько?

Т. К.: Вопрос требует специальной проработки, но касается в первую очередь прикомандированных военнослужащих.

"СО": Какие действия будут предприняты, если ответа от Президента РФ не будет или же его прежнее решение останется в силе, как это уже произошло в Татарстане?

Т. К.: Мы будем обращаться в Конституционный суд.

"СО": Почему, на ваш взгляд, школьная программа осетинского языка вызывает столько споров и недовольства среди родителей, в массе своей утверждающих, что программа не работает, и дети даже после нескольких лет обучения говорить по-осетински не могут, невзирая на приложенные немалые усилия? При этом при равных или даже меньших часах английского языка они худо-бедно говорить на нем могут?

Т. К.: Было бы лучше, если бы на этот вопрос отвечал кто-то другой, не имеющий столь прямого, как я, отношения к действующей в настоящее время программе по осетинскому языку, а также к составленным на ее основе учебникам. Но раз вопрос задан мне, то отвечу. Более того, даже добавлю, что высказываются негативные оценки в отношении не только программы, но и методики, и учебников.

Прежде всего напомню, что в действительности существуют два отдельных учебно-методических комплекса – для владеющих и невладеющих, при этом УМК для невладеющих системно создан впервые. Причин недовольства ими несколько. Я не буду останавливаться на субъективных факторах, хотя они тоже играют немаловажную роль. Изложу объективные. Первый заключается в том, что и программа, и учебники действительно грешат определенным количеством ошибок, неточностей, изъянов. Однако главная проблема в другом. Дело в том, что программа и учебники были разработаны с расчетом на 4–5 часов осетинского языка в неделю. Однако период их поступления в школы совпал со временем введения новых федеральных государственных образовательных стандартов, в которых количество часов сократилось до 2–3. Соответственно, "полетела" вся система: учитель успевает "выдавать" в течение сокращенного временного объема только часть учебного материала данного класса, не имея возможности обучить всей программе. Как следствие, дети переходят в следующий класс, не будучи подготовленными к восприятию нового материала, который может быть усвоен только при условии полного прохождения программы предыдущего класса. И так – из года в год, из класса в класс. Авторский коллектив по собственной инициативе и совершенно безвозмездно поработал над этими проблемами – провел работу над собственными ошибками и сократил программу и содержание учебников до тех объемов, которые нам диктует госстандарт. При этом тексты значительно упрощены, изъяты слишком сложные стихотворения, лексические архаизмы и т.д. Вроде бы можно было успокоиться и переиздать учебники, но тут опять проблема – упомянутый мной проект нового учебного плана и ожидаемое очередное сокращение количества часов, например, в 1-м классе – до одного часа в неделю! Если этот план будет утвержден, нам придется вновь переделывать учебники, еще больше сокращая, сводя практически до минимума программу и содержание учебников.

В отношении разницы в овладении английским и осетинским. Разве неочевидно, что система преподавания английского языка стабильна и не испытывает тех постоянных потрясений, которые регулярно переживает система этнокультурного образования? Или неизвестно, что для преподавания английского языка существуют десятки разных учебников, разрабатываемых целыми авторскими коллективами и даже институтами, переиздаваемых и совершенствуемых десятилетиями, в то время как учебники осетинского языка составляются отдельными энтузиастами, посвящающими им свое личное время без отрыва от основной работы в школе или вузе? А насколько одинаково мотивированы родители и сами учащиеся к изучению английского и осетинского языков? И при всем этом давайте не будем преувеличивать дистанцию, которая отделяет знания нашего среднестатистического ученика в области английского языка от его же знаний осетинского – она не столь велика.

А. К.: "Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно". Споры и недовольство вспыхнули вдруг и с такой силой, что это заставляет заподозрить наличие хорошей режиссуры. Когда программы и учебников не было вообще, "общественность" этого не замечала. Странно, что сейчас она восстала против впервые появившейся и успешно прошедшей все стадии эксперимента программы.

На самом деле "массовость" создается в основном одними и теми же недовольными. Они очень активные пользователи социальных сетей, поэтому голоса здравомыслящих слышны хуже.

А теперь без эмоций. Общеевропейская система уровней владения неродными языками выделяет следующие ступени (уровни): выживание, допороговый, пороговый, пороговый продвинутый, высокий, владение языком в совершенстве. Авторы учебника "Теория обучения иностранным языкам"? (М.: Академия, 2005)? Н.Д. Гальскова и Н.И. Гез утверждают, что "первый уровень – уровень выживания – достигается в условиях обучения в общеобразовательных школах с V по XI класс с учебным планом 3–4 урока в неделю; допороговый достигается в общеобразовательных школах, лицеях и гимназиях, в которых обучение языкам ведется с I или II по XI класс; третий уровень – пороговый – в школах с углубленным изучением языка (от 4 до 8 уроков в неделю)"? (с. 107). ?

Таким образом, в идеале мы можем обеспечить только второй, допороговый уровень владения осетинским языком, предполагающий понимание очень коротких простых текстов, умение обмениваться информацией на знакомую тему в наиболее типичных ситуациях. И это при условии, что ученик активно работает на уроке и самостоятельно (а не родители / соседи / знакомые знакомых) выполняет домашние задания.

При этом я никоим образом не идеализирую ныне действующую программу и составленные на ее основе учебники. Разумеется, они требуют доработки. Любой школьный учебник должен пересматриваться и переиздаваться каждые четыре года. Именно эту процедуру проходят в настоящее время программа и учебники осетинского языка (и как первого, и как второго). "Сложность" программы объясняется и тем, что учебники составлялись из расчета 5 часов в неделю. Вскоре после их выхода из печати часы осетинского языка были сокращены до трех.

"СО": Почему упор в "битвах за умы" делается не на детей, владеющих осетинским языком, а на детей, не владеющих, для которых родным является другой язык (русский, грузинский, и т.д.)? Разве невладеющие смогут когда-либо стать полноценными носителями осетинского, а также препятствовать его вымиранию? И зачем людям других национальностей обязательное изучение осетинского языка?

Т. К.: "Битва" ведется за умы всех детей. Почему надо добиться того, чтобы все осетинские дети владели осетинским языком? Во-первых, потому что это объективно нужно им самим, чтобы избежать маргинализации и соответствующих психологических проблем в личностном развитии. Во-вторых, это необходимо для всего осетинского народа, для его сохранения и выживания. Именно поэтому мы создаем осетинско-русские школы, в которых будут учиться дети, владеющие родным языком. При этом несомненно, что многие осетинские дети нынешнего поколения уже не вернутся к активному владению материнским языком. Не станет он функционально активным и для большинства представителей других национальностей, живущих в Осетии. Так зачем им его изучать? Ответ простой. В современных социальных условиях вопрос сохранения и развития осетинского языка это проблема не этноса, а социума, т.е. всего общества. Поясню: осетинский язык не сможет выжить в недрах только самого осетинского народа, ведь для его сохранения и развития он должен обязательно функционировать в самых различных сферах жизни нашей многонациональной республики. И вот здесь становится важным, чтобы неосетинское население понимало осетинский язык и таким образом давало бы возможность десятерым осетинам, собравшимся за одним столом, за которым сидит и один неосетин, говорить на родном языке. Иначе говоря, в условиях многонациональной и многоязычной Осетии осетинский язык может быть сохранен только при содействии, соучастии представителей других этносов, проживающих в республике, которым для этого надо всего лишь понимать осетинский язык.

При этом, повторюсь, граждане, временно пребывающие на территории Северной Осетии, действительно должны быть освобождены от изучения осетинского языка.

А. К.: К сожалению, для подавляющего большинства учащихся, не владеющих осетинским языком, именно он и является родным. Это уже внуки тех, кто радостно прогуливал в школе "факультативный" осетинский. Да, эти дети не станут осетинскими писателями и актерами, но мы обязаны дать им шанс вернуться в лоно родной культуры. Что касается детей других национальностей, то разве это не логично – изучать государственный язык республики, в которой проживаешь? Кстати, среди недовольных обязательностью изучения осетинского языка очень мало русских, армян, грузин, греков и др.

"СО": Упал ли престиж осетинского языка за последние годы?

Т. К.: Престиж осетинского языка в обществе за последние годы заметно вырос. Владеть осетинским языком, говорить на нем публично – сегодня "модно", это даже объект некоторой гордости. Думаю, что это связано с общим подъемом национального духа, что, впрочем, характерно для текущего периода развития большинства народов мира.

А. К.: Нет, не упал. Более того, он медленно, но все же ощутимо поднимается. Причин тому несколько. Появилось поколение умных, социально активных, продвинутых и дерзких в хорошем смысле этого слова молодых граждан республики (не только осетин), которое трезво оценивает положение осетинского языка. Во многом благодаря их усилиям у молодежи появился интерес к осетинской культуре, введена "мода" на использование осетинского языка в разных сферах. Сегодня говорить по-осетински – это реально круто.

Очень большое значение имеет политика, проводимая руководством республики. Принятие Государственной программы национально-культурного развития осетинского народа, открытие Аланской гимназии, групп с осетинским языком обучения и воспитания в детских садах, наконец, глава, демонстрирующий отличное владение осетинским, – все это вкупе не может не сказаться на отношении к языку.

"СО": Невозможно не заметить, что в быту осетинский стал языком общения даже во Владикавказе, где исторически все общались исключительно на русском. Но при этом литературы на осетинском все меньше и меньше. Выродилась?

Т. К.: Проблема развития осетинской литературы очевидна. В основном появляются переиздания классических произведений, новой литературы очень мало, тем более талантливой. Стремительно растет минимальный возраст осетиноязычных писателей и поэтов, молодежь уходит на русскоязычное литературное поле. Есть ли выход? Да, и это осетинско-русские, полилингвальные школы, в которых вырастут новые поколения осетинских писателей, поэтов, драматургов, которые пополнят новинками полки с осетинскими книгами, в том числе для будущих поколений школьников.

А. К.: Литературы на осетинском меньше не стало. Если вы имеете в виду художественную, то меньше стало возможностей для ее издания. Во-первых, книгоиздание никогда не было прибыльным делом, а республика, к сожалению, не настолько богата, чтобы издавать все, что годами накапливается в издательстве. Во-вторых, люди стали меньше читать. Появились другие способы получения информации – Интернет, электронные книги и пр. У сайта "Бæрзæфцæг", например, достаточно много подписчиков. В-третьих, как и любое другое искусство, литература знает периоды взлета и спада. Современная осетинская литература лишилась таких глыб, как Шамиль Джикаев, Нафи Джусойты. В прошедшем году не стало и Васо Малиева… Нужно время, чтобы заполнить эти зияющие дыры…

Тамерлан Таймуразович КАМБОЛОВ в 1981 г. окончил французское отделение факультета иностранных языков СОГУ и был направлен на работу в Алжир. В 1984 году был принят преподавателем на кафедру французского языка СОГУ, а вскоре занял должность заместителя декана факультета иностранных языков. Работал начальником учебной части университета. В 1989–1992 гг. учился в аспирантуре Санкт-Петербургского госуниверситета. С 1993 по 2008 г. являлся деканом факультетов иностранных языков и международных отношений. В 1994 г. стал доцентом кафедры французского языка, в 1995 г. ему было присвоено ученое звание доцента. В 2002 году защитил докторскую диссертацию на тему: "Языковая ситуация и языковая политика в Северной Осетии: история, современность, перспективы". Получил ученое звание профессора.

В 2004 г. возглавил по совместительству лабораторию полилингвального образования Северо-Осетинского государственного педагогического института, а затем – кафедру ЮНЕСКО по полилингвальному образованию. В 2007 г. был избран действительным членом Академии педагогических и социальных наук. С января 2009 г. является сопредседателем Северо-Осетинского научного центра по поликультурному и полилингвальному образованию Южного отделения Российской академии образования. В сентябре 2009 г. решением ученого совета СОГПИ ему было присвоено звание "Почетный профессор СОГПИ". В 2010 г. вошел в состав Всероссийского координационного комитета кафедр ЮНЕСКО, в августе 2011 г. – назначен первым проректором по научной работе и развитию СОГУ.

Является председателем специализированного совета по защите докторских диссертаций по филологическим наукам в СОГУ, членом Комиссии по сохранению и развитию осетинского языка при Главе РСО–А, членом Научно-экспертного совета по осетинскому языку при Правительстве РСО–А. С августа 2012 г. – член Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ.

Анжела Федоровна КУДЗОЕВА – и.о. завкафедрой осетинского языка и литературы СОГУ, кандидат филологических наук, доцент.

Специальность и квалификация базового образования: осетинский язык и литература, русский язык и литература. Филолог. Преподаватель.

Защитила кандидатскую диссертацию по теме: "Грамматико-стилистические функции порядка слов в осетинском языке".

Автор учебника осетинского языка (как второго) для 8-х и 11-х классов; практикума по осетинскому языку. Орфография. Учебное пособие. Изд-во СОИГСИ им. В. И. Абаева. – Владикавказ, 2009. Также автор многочисленных научных публикаций.

Комментарии (2)
    • Неизвестный
    12.01.2018 15:45

    "Кстати, среди недовольных обязательностью изучения осетинского языка очень мало русских, армян, грузин, греков и др." Это абсолютная ложь!!! Все против обязательного изучения неродного языка! Просто вам не выгодно услышать народ!

    • Неизвестный
    14.01.2018 20:08

    "Умиляет" тезис- "Мы не можем сами сохранить свой язык, поэтому надо заставить других говорить на нашем языке." Как в неприличном анекдоте: "Не царское это дело...!" Его реализация приведёт в лучшем случае к ускоренному оттоку "не титульного" населения, а о худшем и думать страшно! А вот осетинские диаспоры, в той же Турции, например, прекрасно сохранили язык предков! Дети с охотой будут изучать язык, если им на уроках будет интересно, если их будут хвалить за малейшее старание. Взрослые же должны быть уверены в то ,что у их детей есть достойное будущее именно здесь, в нашей родной Осетии!

Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика