Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
Собачья работа

Собака – друг человека, но спящую собаку лучше все-таки не будить. И уж совсем неразумно будить в ней волка, хотя кусачей она и вправду обычно бывает только от жизни собачьей.

Ну, а если разбудил, никого не вини, кроме себя… Примерно такую аттестацию дают астрологи 2018 году, году Желтой (Земляной) Собаки по восточному календарю. Утверждая (и до чего же хочется им верить!), что это будет для человечества год стабильности и созидания, благосклонный к трудягам и оптимистам, живущим в ладу с собой, друзьями, любимыми людьми и окружающим миром. Их Желтая Собака не облает, зубов им не покажет, а их порог от напастей убережет надежно.

А если уже без шуток углубиться в дебри фольклора, истории и этнографии, то окажется: Собака – еще и персонаж, с которым связана масса интереснейших мифов, легенд и обрядов. И у нас на Кавказе – в том числе.

Пес богини

…Приблизительно ХХХIV–ХХХIII вв. до н. э. Так датируется хранящийся в фондах Национального музея РСО–А сосуд из светлой глины, который был найден в 1989 году в окрестностях селения Сунжа во время раскопок погребения, относящегося к майкопской археологической культуре. Майкопцы, оседлые земледельцы и скотоводы, населяли Предкавказскую равнину (включая территорию современной Северной Осетии) в раннем бронзовом веке. А сам этот сосуд – высотой около 70 см и шириной почти полметра, назначение которого было явно ритуальным и которому примерно 5 с половиной тысяч лет – украшают изображения женщины, барса (то есть переднеазиатского леопарда), копытных животных и собаки. Пес очень напоминает современных кавказских овчарок, а его хозяйка – судя по всему, не просто женщина: это богиня. "В античной культуре, у эллинов и римлян, ее почитали под именем Артемиды и Дианы. Хорошо знали это божество и в Малой Азии, откуда оно, собственно, и было заимствовано греками, и в Иране. Ее, покровительницу зверей и охотников, в мифах неизменно сопровождает, кроме различных диких животных, еще и собака", – так "расшифровал" символику этого сюжета в интервью, опубликованном в "СО" в 2014 году, заведующий отделом археологии Нацмузея РСО–А Петр Козаев, которому принадлежит честь открытия уникальнейшей находки.

"Сцены охоты (нередко – с участием охотничьих собак) были популярными сюжетами кобанского искусства", – читаем у доктора исторических наук Руслана Бзарова. Стилизованные изображения собак – не редкость на великолепных кобанских бронзовых топорах и поясах из листовой бронзы, найденных на территории Южной Осетии в материалах знаменитого Тлийского могильника и датированных концом II – началом I тысячелетия до н. э. "Изображения собаковидного существа, рыбы и змеи являются излюбленным мотивом кобано-тлийских бронзовых предметов, – писал в монографии "Археология Южной части Осетии" доктор исторических наук Баграт Техов. – Традиции изображения собаки развивались и в позднекобанское время, и в изобразительном искусстве средневековых дольменообразных склепов Северного Кавказа. Так, на стенах одного из могильных сооружений в бассейне Верхней Кубани встречаются различные изображения, в т. ч. собак. Приемы, которыми они выполнены, берут свои истоки именно в кобано-тлийской культуре эпохи поздней бронзы. Если на бронзовых изделиях I тысячелетия до н. э. изображение собаки связывается с охотничьим сюжетом, то на стенах дольменообразных склепов, датируемых ХI–ХII вв., эти изображения выполняли охранные функции, оберегая покой погребенных". Встречаются в древних захоронениях Тли и амулеты в виде литых фигурок собак. Причем шеи некоторых украшают спирали из бронзовой ленты, очень похожие на ошейники.

Укусить беду

Страж (в том числе – царства мертвых), защитник дома, отпугивающий от него видимое и невидимое зло, верный помощник пастуха, охотника, воина – такая символика прочно связана с образом собаки у большинства народов Евразии. На Северном Кавказе и в Закавказье – тоже. "Осетины думают, что черт не выносит даже имени черной собаки", – писал в начале ХХ в. известный русский этнограф-кавказовед Григорий Чурсин. Имя Саукудз – "Черная собака" – в старину в Осетии охотно давали мальчикам как оберег. А в осетинской Нартиаде именно "всех собак прародительница – собака Силам" помогает нарту Урызмагу выполнить невыполнимую задачу: раздобыть волчье молоко, чтобы закалить в нем и сделать неуязвимым будущего героя, маленького Сослана.

Аралезы – так назывались в армянской мифологии крылатые небесные духи-псы. "Они спускаются с неба, чтобы зализать раны убитых в сражении и воскресить их", – пишет один из авторов советской энциклопедии "Мифы народов мира", фольклорист и этнограф Саркис Арутюнян. Тот же Григорий Чурсин в своем исследовании "Амулеты и талисманы кавказских народов" отмечал: "По мнению армян Эчмиадзинского уезда, в дом, в котором есть черная собака, черт никогда не заходит". В Имеретии в старину считалось: злые лесные духи-каджи больше всего боятся железной подковы, огня, волоса из конского хвоста и собаки. А в колыбель младенца, у которого зубки резались трудно, грузины иногда клали как амулет собачий зуб. По принципу: "Лечи подобное подобным".

Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика