Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
ХУД

Одним из главных атрибутов национального осетинского костюмного комплекса являлся головной убор. В данной статье речь пойдет о женском варианте традиционного осетинского головного убора – шапочке.

Изготавливалась она, как и остальные элементы традиционной одежды, ручным способом. В более позднее время в шапочку закладывали картонную основу, вырезанную и скрепленную усеченным конусом, на котором сверху фиксировался круг. Ранние же образцы шапочки, как известно, имели кожаный каркас. Обтягивался он по всей поверхности тканью, чаще – шелком и бархатом, в зависимости от возраста хозяйки, это могли быть лоскуты различных цветов либо красное, бордовое, темно-коричневое полотно. Между этими двумя слоями вкладывалась прослойка из тонкого пласта ваты или шерсти. Следующим этапом в изготовлении данного вида женского головного убора осетин было его ручное орнаментирование. Оно также имело вариации: орнамент мог составлять прикрепленную вышивку золотыми и/или серебряными нитями; аппликацию цветным (позолоченным) сафьяном или плотным шелком; нашивку рисунка тесьмой. Как правило, шапочки ничем более не украшались, помимо вышивки и тесьмы. Изредка на них могли встречаться мелкие басонные пуговицы или металлические бляшки.

Проводя параллель с аланскими видами головных уборов, можно отметить, что традиционный женский головной убор осетин находит свои истоки в аланском прошлом. Согласно археологическим источникам, аланки носили идентичную шапочку. Сходство заключается не только в форме головного убора, но и в орнаменте, в котором применялись звериный, линейный, растительный стили. Схождения с аланским женским головным убором просматриваются и в стремлении украсить, перекрыть (закрыть) лобную часть головы; с этой целью на изделие нашивали вырезанные из более плотной ткани фигуры, формировали складки и крепили вышитый орнамент. Традиция эта сохранялась в женских осетинских головных уборах вплоть до позднего средневековья. Б. Ф. Андиев и Р. Ф. Андиева указывают на "шапочки, украшенные изображением божества брака, в которое веровали осетины в древности (в виде сросшихся человеческих голов или в виде крылатых оленей или коней)".

Стоит отметить также функции осетинской шапочки, которая была частью гендерного выражения, маркером возраста, статуса, социального положения, праздничности и повседневности. Определяющими этих категорий были цвет, вид ткани, форма, орнамент головного убора.

Е. Н. Студенецкая, изучавшая одежду народов Северного Кавказа, пишет, цитируя Ю. Клапрота: "...у черкесов и осетин девушки и молодые женщины носят круглые шапки, подобно мужчинам; пожилые женщины носят набитые шерстью и покрытые полотном валики, поднимающиеся кверху и вперед, шириной в руку, с небольшим наклоном вверх. Около ушей и над шеей этот валик становится все тоньше; около шеи он не толще обычной шапки. Этот валик называется богтак: богъдагъ/богъ дагъ – из богъ "вол", "бык" и дагъ "складка", можно предположить вариант семантической интерпретации данного термина, основываясь на самой форме головного убора – "сложенный в виде рога". От него книзу висит большой белый платок, под которым часто заплетены волосы".

Слово "худ" относится к исконному осетинскому фонду и восходит к иранскому *xauda-, в семантическом отношении соотносясь с понятием "шлем".

В. И. Абаев пишет, что, возможно, следует возводить к и.е. *(s)keu- "покрывать".

В. Х. Тменов указывал, что женский головной убор осетинок носит также название "гопп", обозначающее "хохол, гребень у птиц" (В.И. Абаев). Известно, что данным словом называли головной убор женщины, родившей ребенка. По сведениям Л. Б. Моргоевой, до сватовства девушка также носила гопп, обтянутый цветными лоскутками, а после того как она была засватана либо вступала в тот возраст, когда ее можно было сватать, он обтягивался однотонной тканью. Возможно, девушка представлялась птицей, которой в будущем предстоит высиживать птенцов, т.е. через "птичьи" символы проступает свадебный мотив деторождения. Шапочка невесты носила также название чындзы худ, буквально "невестина шапочка".

Б. А. Калоев пишет, что "необходимой принадлежностью праздничного костюма девушки и молодой женщины (до рождения первого ребенка) была невысокая круглая бархатная или шелковая шапочка на картонном каркасе, расшитая золотым или серебряным галуном. Шапочка эта известна также адыгам и очень напоминает древний аланский женский головной убор, обнаруженный в аланских катакомбах. Поверх шапочки носили легкий платок из тюля или газа. Однако для описанного выше праздничного женского костюма требовались большие материальные и временные затраты на изготовление, а поэтому далеко не все, тем более жители отдаленных горных ущелий Центральной и Южной Осетии, могли его приобрести".

В. Х. Тменов отмечал, что "основным типом имеющихся у нас головных уборов являются колпаки, сшитые из двух и более клиньев. Некоторые из них близки по форме к тюбетейкам; точнее, имеют вид небольшой круглой шапочки, получившей особенное признание у женщин. Другие колпаки – глубокие, на подкладке. Все имеющиеся у нас головные уборы сшиты из грубых тканей типа холста или даже мешковины. Однотонные, серые (иногда белые), изредка из цветных (красно-сине-зеленых) лоскутов. Один колпак утепленный, на шерсти; лобная часть простегана, тыльная имеет две матерчатые завязки".

Протекторную функцию выполняет также и цвет ткани, которой обшивалась шапочка. Красный цвет сырх/сырхбын здесь символизирует новую жизнь девушки, выходящей замуж, олицетворяет плодородие, здоровье, защищает от злых духов, сглаза, порчи, болезни. Лексема сырх восходит к иран. suxra- и содержит тот же корень suk-, syč-, который распознается в "sūzyn ‘гореть’, ‘жечь’, syğdæg ‘чистый’, ræsuğd ‘красивый’, ræsuğ ‘прозрачный’, suğ ‘дрова’; все эти слова в идеоматическом плане представляют дериваты ‘огня’" (В.И. Абаев). Известно, что красным сукном повязывали также и коня, участвующего в том или ином свадебном действии, в том числе и в предсвадебном цикле осетин. Конь стоит в таком случае в одном ряду с засватанной девушкой. Символика красного цвета, связанная с небесным огнем, с продуцирующей магией, с тем, что девушка готова стать матерью, дает основание сделать вывод, что красный – это цвет свадьбы.

Если художник Б.Н. Калманов одел осетинскую невесту в бело-желтые тона (желтый кафтанчик – бур цыбыр куырæт; белое распашное платье – урс разгом къаба), то на картине другого осетинского художника XX века Н.А. Хетагурова "Свадьба" (1984) невеста одета в традиционное красное платье сырх разгом къаба и красную шапочку чындзы сырх худ под белой воздушной фатой белого цвета чындзы урс хыз. Символику красно-белой расцветки свадебного наряда можно трактовать следующим образом: красный цвет в данном контексте может символизировать плоть, а белый цвет олицетворяет дух.

Следует выделить символику вышивки на свадебном осетинском наряде, а именно цвета золотых ниток, которыми расшивали ворот, борта, подол кафтанчика. "От девушки требовалось, чтобы она умела вышивать золотом, серебром…" (В.С. Газданова). Золото означает любовь, постоянство и мудрость, благодать, богатство и достаток. Золотой цвет означает жизнь и тепло.

После того как девушка была засватана, ей прикрывали голову и лицо куском красного сукна, и в таком виде она обходила село в сопровождении родственниц. По красному сукну на голове нетрудно было узнать девушку накануне вступления в новую жизнь (А.А. Дзантиев). Красный цвет сырх символизировал ее скорое замужество и обеспечивал обережную силу невесте, дабы никто не смог навредить ей или предстоящей свадьбе. Красный цвет мог отвратить чей-либо дурной глаз, т.е. имел защитную функцию.

В осетинской традиции имело место символическое игровое "воровство" шапки невесты чындзы худ скæфын; закидывание шапок друг друга в повозку невесты, которые потом их владельцы должны были выкупить у нее.

На невесту, по словам некоторых информантов, надевали до семи платков. Символика платка носит двойственный характер – охраняет и защищает невесту от дурного глаза и нечистой силы, а также изолирует ту опасность, которая исходит от невесты. Так, во время ритуального одевании, после того как на невесту надели украшенную золотым шитьем шапочку хæрдгæхуыд худ, ей на голову накидывали несколько шелковых платков зæлдаг кæлмæрзæн и только после этого надевали собственно фату невесты хызы кæлмæрзæн, а за пояс невесты закладывали белый платок для утирания слез цæсты кæлмæрзæн. Фата невесты хыз и отрез ткани кæрдæн, который накидывали на невесту при выводе ее из дома, означал также и то, что она не будет знать обратной дороги в цæгат (родительский дом). Лексема хыз обозначает также и сеть/невод, что отправляет нас к водной символике.

Шапочки чаще всего являются одной из основных частей головного убора девушки и молодой замужней женщины до рождения первого ребенка. Они отличаются большим разнообразием форм и, в известной степени, этническими особенностями. Шапочки имеют давнюю традицию у многих народов Северного Кавказа, что прослеживается по археологическим данным, иллюстративному материалу и нарративным источникам. Однако форма более ранних шапочек, зафиксированных этими источниками, почти не имеет аналогий во второй половине XIX в. и в начале XX в. Исчезло и сходство между девичьими и мужскими головными уборами, характерное для XVIII – первой половины XIX в.

Комментарий к фотографии
Автор: Мария Панкратова
Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика