Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
Очаг национальной культуры, духовного бытия народа

В мае текущего года исполняется 95 лет, как в Горском педагогическом институте (ГПИ), правопреемником которого является Северо-Осетинский государственный университет имени К. Л. Хетагурова (СОГУ), началось изучение родного языка и литературы.

Невозможно переоценить историческое значение этого яркого события в образовании, науке и культуре осетинского народа.

Весной 1920 года на Тереке завершилась Гражданская война, установилась советская власть. Передовые представители интеллигенции края задались вопросом, как сделать свой народ грамотным, образованным, просвещенным. Самый правильный путь к заветной мечте видели в незамедлительной организации подготовки специалистов, которые бы могли научить людей читать, писать, приобщать к духовным ценностям. Первым шагом стало создание приказом Терского облисполкома от 21 августа 1920 года в городе Владикавказе Терского института народного образования (ТИНО). В 1921 году в связи с организацией Горской советской автономной республики вуз получил название "Горский педагогический институт".

Первым директором был назначен Георгий Михайлович Кесаев, человек, хорошо известный среди интеллигенции Северного Кавказа. Родился в 1880 году в селении Христиановском Терской области (ныне город Дигора РСО–А). Окончил историко-филологический факультет Московского университета. Активный участник революции 1905–1907 годов. Привлекался царским судом к уголовной ответственности, сидел в тюрьме. Получив высшее образование, он избрал трудную, но почетную стезю работника образования и просвещения. Был председателем оргбюро по созданию первого педагогического вуза в регионе.

Г. М. Кесаев одним из главных приоритетов института считал организацию работы по изучению национальных языков, литературы и культуры народов Северного Кавказа. Началом благородной деятельности директора и ученого совета послужило открытие в 1923 году кабинета осетиноведения. В нем работали два профессора и три ассистента во главе с Борисом (Барысби) Александровичем Алборовым. Он, уроженец села Ольгинского Северной Осетии, выпускник Киевского университета, человек энциклопедического образования, лингвист, фольклорист, литературовед, историк и этнограф, оставил глубокий след во многих областях науки. Первым из горцев Северного Кавказа получил звание профессора. В декабре того же года руководство области поручило Г. М. Кесаеву организацию Горского педагогического техникума. ГПИ же возглавил Б. А. Алборов.

Руководство страны принимало действенные меры по развитию высшего педагогического образования малочисленных народов. Историческое значение имело Постановление Совнаркома РСФСР от 21 ноября 1925 года "О подготовке преподавателей для школ национальностей нерусского языка". В нем ставилась задача обеспечить школы в национальных районах педагогическими кадрами, в достаточной степени владеющими родными языками. Их изучение и методика преподавания вводились даже на физико-технических, естественных и экономических отделениях пединститутов и педагогических факультетов университетов. В соответствии с названным документом ГПИ должен был готовить учителей осетинского, чечено-ингушского и адыгейского языков. Однако с согласия Правительства РСФСР адыгейцы приступили к работе в Кубанском пединституте. В ГПИ же в 1926–1927 учебном году открылось только осетинское отделение на 1–3 курсах. О том, почему к указанному сроку не стало действовать чечено-ингушское отделение, в отчете правления вуза сказано: "При производстве приемных экзаменов выявилось, что желающих поступить на чечено-ингушское отделение, несмотря на большую подготовительную работу и агитацию, не оказалось, и открытие чечено-ингушского отделения не состоялось. Все ингуши, подавшие заявление о желании зачислиться в число студентов ГПИ, высказали пожелание поступить на другие отделения".

С 1926 года по 1932-й директором института работал один из столпов осетинской литературы, видный общественный деятель Цомак (Михаил Юрьевич) Гадиев. Его отличали справедливость, настойчивость в достижении цели, мудрость, принципиальность и такт. Он отдавал много сил делу укрепления позиций осетиноведения. Выступал в студенческой аудитории с лекциями по многим разделам осетинской литературы, устного народного творчества, стихосложения. Вопрос насыщения национального отделения кадрами для директора был одним из самых насущных.

Именно Гадиев увидел божью искру в студентке Ольге Николаевне Туаевой. В 1931 году принял ее в аспирантуру, одновременно поручив ей небольшой курс практических занятий. По окончании аспирантуры (в 1932–1934 учебном году) стала вести родной язык и методику его преподавания. Отличный педагог, наставник многих поколений учителей, О. Н. Туаева вела исследования в ряде актуальных направлений лингвистики. Она первой из осетинских женщин получила звание профессора, активно участвовала в общественно-политической жизни. В 1946 году была членом ЦИК по выборам в Верховный совет СССР, избиралась депутатом Верховного совета РСФСР второго созыва, получила орден Трудового Красного Знамени, медали "За оборону Кавказа", "За доблестный труд в период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов", Ушинского, звание "Заслуженный деятель науки СОАССР".

В 1931 году в ряды осетиноведов уверенно вошел Николай Константинович Багаев. Еще будучи студентом ГПИ, он преподавал в педагогическом техникуме, но его педагогический, исследовательский, организаторский талант полностью раскрылся в стенах родного альма-матер. Старший преподаватель, доцент, заведующий кафедрой, декан литературного факультета – таков его послужной список. Николай Константинович влюбил в родной язык сотни юношей и девушек, которые щедро отдавали детям Северной и Южной Осетий знания, полученные на его лекциях, семинарах, коллоквиумах. Двухтомник Багаева "Современный осетинский язык", созданный в период работы в нашем вузе, и сегодня является настольной книгой для ученых, исследователей, студентов и учителей.

Поэт, литературовед, публицист Иван Васильевич Джанаев (Нигер), также выпускник пединститута, после окончания аспирантуры Северо-Осетинского научно-исследовательского института, ныне СОИГСИ, с 1932 года читал будущим учителям национальной словесности античную литературу, историю родного языка, фольклор, теорию литературы. Получил звание доцента. Провел большую работу по систематизации, изучению и подготовке к изданию Нартских сказаний и произведений К. Хетагурова, опубликовал научные труды и статьи: "Сказания о нартах", "Поэтика Коста Хетагурова", "Язык драм Е. Бритаева", о М. Камбердиеве, Б. Боциеве.

Несколько позже в ряды преподавателей родного языка и литературы влились молодые писатели К. Т. Казбеков и Х. Н. Ардасенов, талантливые ученые-исследователи Т. А. Гуриев, К. Е. Гагкаев, Н. Х. Кулаев, Х. А. Таказов. В 1944–1945 учебном году на отделении работал доцентом старший научный сотрудник Академии наук СССР В. И. Абаев.

Для меня и моих однокашников было большим благом, что на историко-филологическом факультете нас учили Б. А. Алборов, Т. А. Гуриев, Н. К. Багаев, Х. А. Таказов. Их роль неоценима в формировании образа, стиля жизни сотен осетиноведов, десятков писателей, журналистов национальных СМИ, ученых. На занятиях любимых учителей, при общении с ними молодые люди не только овладевали знаниями, но и впитывали лучшие традиции народа, вкус дружбы и товарищества. Если сегодня наш вуз по праву называется центром образования, науки и культуры, то это заслуга и разных поколений профессоров и преподавателей осетинской словесности.

К 1932 году в школах первой ступени автономных областей Северного Кавказа ввели всеобщее обязательное обучение на родных языках. Требовались учителя, которые бы вели все предметы на них. К тому моменту в нашем институте действовали отделения языков народов Дагестана, Кабардино-Балкарии и Чечено-Ингушетии. Партийные и советские органы, интеллигенция этих областей поставили перед руководством СССР вопрос об открытии у них педагогических вузов на их базе. 7 июля 1932 года Совет народных комиссаров РСФСР принял постановление об организации таковых в Грозном, Махачкале, Нальчике.

Этим же постановлением в городе Орджоникидзе создаются 2-й Северо-Кавказский (СКПИ) и Осетинский (ОСПИ) пединституты. Правительство Российской Федерации обязало их оказывать организационную и методическую помощь создаваемым национальным вузам. Осетинские филологи щедро делились со своими грозненскими, махачкалинскими и нальчикскими коллегами методической литературой, на перевод которой на русский язык требовалось немало сил. По инициативе Б. А. Алборова действовал семинар для преподавателей родных языков и литератур пяти учебных заведений. Профессора и преподаватели СКПИ и ОСПИ читали лекции студентам Грозного, Махачкалы и Нальчика по истории, педагогике, философии, русской литературе, психологии.

В становлении изучения чечено-ингушских языков большую роль сыграл первый ректор СКПИ Халид Дудаевич Ошаев, старейший чеченский писатель, автор трилогии "Пламенные годы", пьес "Асланбек Шерипов", "Борьба продолжается", сборника рассказов и очерков "Весна".

Что касается развития и упрочения позиций осетинского языка и литературы, то в этом особо выдающееся место занимал ОСПИ. Сегодня есть счастливая возможность назвать имена его директоров, благодаря чьим усилиям их преподавание, изучение, научное исследование были одним из магистральных направлений деятельности вуза.

Первым директором ОСПИ был Сармат Урусбиевич Косирати, внесший огромный вклад в развитие национального образования, литературы, журналистики, искусства. В начале 1920-х годов, обучаясь в Московском государственном институте журналистики, инициировал создание при столичной ассоциации пролетарских писателей осетинской секции "Зиу", которая в 1925 году издала на родном языке первую книгу одноименного литературного альманаха. С декабря того же года секция начала работать во Владикавказе, собирая литературные силы Северной и Южной Осетий. Под редакцией С. Косирати в 1927 году вышел 2-й том альманаха "Зиу". После окончания института Сармат Урусбиевич работал редактором газеты "Рæстдзинад". Важным периодом своей карьеры он считал руководство Осетинским педагогическим институтом. Талантливый преподаватель вдохновенно рассказывал на своих лекциях о публицистике Коста Хетагурова, истории осетинской печати, творчестве писателей старшего поколения. Его занятия привлекали не только студентов отделения, но и осетин с других факультетов. Как администратор С. Косирати был доступным для студентов и их родителей, преподавателей, рабочих и служащих. После ухода из института возглавил оргкомитет по организации Союза писателей Осетии, а затем и правление созданного союза. Редактировал журнал "Мах дуг". Избирался делегатом 1-го Всесоюзного съезда советских писателей. С. У. Косирати в 1935 году стал первым директором Северо-Осетинского драматического театра.

20 июля 1933 года директором ОСПИ был назначен писатель Шамиль Бекмарзаевич Абаев. Родился в 1878 году в Христиановском, закончил сельскую школу. Он, активный участник революционных событий 1905–1907 и 1917–1920 годов, после установления советской власти на Тереке назначался членом президиума Северо-Осетинского облисполкома, заведующим областным отделом народного образования. Большой честью для себя Ш. Б. Абаев считал период работы в пединституте, хотя он был слишком коротким. Он читал лекции о творчестве К. Хетагурова, Б. Гурджибекова, Г. Малиева, С. Гадиева. Сделал исключительно много для вовлечения студенчества, аспирантов, молодых преподавателей в кружки художественной самодеятельности, литературное творчество, вообще для их эстетического воспитания. Основанное Ш. Б. Абаевым издание "Литературон талатæ" ("Литературные побеги") стало для многих талантливых студентов отличной возможностью для пробы пера.

Развитие и укрепление осетинского отделения держали в центре внимания и другие директора ОСПИ Михаил Дзамбулатович Демуров, Елена Евстафьевна Баракова, урожденная Калоева, Даниил (Дамурка) Олисаев. Кстати, проект и разрешение строить здание, украшающее ныне улицу Ватутина, где занимаются факультеты осетинской и русской филологии, журналистики, привезла из Москвы Е. Е. Баракова.

В августе 1938 года СКПИ и ОСПИ решением правительства Российской Федерации объединились. Вуз получил название "Северо-Осетинский государственный педагогический институт имени К. Л. Хетагурова" (СОГПИ). Его директора Кирилл Пахвалович Кобалава, Карп Илларионович Чирва, Сергей (Созрыко) Дмитриевич Кулов, Христофор Тадиозович Чибиров, Урузмаг Алексеевич Цегоев проявляли огромную заботу об осетинском языке и литературе. В 1969–1970 учебном году на базе СОГПИ открылся госуниверситет имени К. Л. Хетагурова. Его ректоры Х. Т. Чибиров, Амурхан Хаджиумарович Гудиев и Ахсарбек Хаджимурзаевич Галазов достойно продолжили работу своих предшественников.

Мне посчастливилось возглавлять университет 16 лет и 7 месяцев (1990–2006 гг.). Был участником многих незабываемых событий, благодаря которым мы заняли достойное место в системе российского высшего образования, уверенно вошли в мировое научно-образовательное сообщество. У нас с деловыми визитами побывали Председатель Правительства РФ Е. М. Примаков, заместитель председателя Правительства РФ (ныне председатель Совета Федерации Федерального собрания) В. И. Матвиенко, министр МЧС РФ С. К. Шойгу – сегодняшний министр обороны, ректор МГУ имени М. В. Ломоносова В. А. Садовничий, генеральный директор ЮНЕСКО К. Мацуура. Всем им было присвоено звание "Почетный профессор Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Левановича Хетагурова". Вуз посещали многие другие государственные и общественные деятели нашей страны, а также чрезвычайные и полномочные послы Бельгии, Италии, Исламской Республики Иран, Норвегии, Франции. Хорошо помню, с каким интересом знакомились с постановкой преподавания осетинского языка и литературы В. И. Матвиенко, В. А. Садовничий, иранский дипломат и К. Мацуура. Атмосфера, уют на факультете, опрятный вид юношей и девушек их приятно удивляли. В 1990 году С. К. Шойгу находился в длительной командировке в Осетии. Между нами установились дружеские отношения. По моему приглашению он часто приходил в университет, встречался с профессорами, преподавателями, студентами, аспирантами. Узнал немало осетинских слов: "Дæ бон хорз", "Уастырджийæн табу", "Дæ цæрæнбон бирæ", "Фæндараст", "Цард", "Дон" и т. д. Однажды я сказал Сергею Кужегетовичу, что нам очень приятна его тяга к осетинскому языку. Он ответил:

– Такими темпами скоро могу стать осетинским тувинцем!

В одну из моих трех встреч с Владимиром Владимировичем Путиным (21 декабря 2000 года в Екатерининском зале Кремля во время вручения мне ордена "За заслуги перед Отечеством" 3-й степени) я искренне поблагодарил его за телеграмму коллективу от 29 ноября 2000 года по поводу 80-летия нашего вуза, в которой говорилось: "За прошедшие десятилетия в одном из старейших образовательных центров Юга России накоплен огромный опыт подготовки квалифицированных специалистов, сложились крепкие традиции дружбы и студенческого братства. На пороге нового века в университете делается все необходимое, чтобы молодежь, приобщаясь к передовым научным достижениям, смело смотрела в будущее. Уверен, что те, кто сегодня настойчиво грызет гранит науки, найдут свое место в жизни, сумеют применить полученные знания для процветания республики и нашего многонационального Отечества. Желаю вам крепкого здоровья, благополучия и новых успехов".

Поблагодарил главу государства и за указ, согласно которому из профессорско-преподавательского состава 8 получили ордена, 4 – медали, 16 – почетные звания Российской Федерации. Среди награжденных – и представители факультета осетинской филологии. Знакомые из администрации главы государства говорили мне, что такого количества знаков отличия после советской власти не получал ни один коллектив.

В. В. Путин спросил, по каким специальностям готовим кадры и как трудоустраиваются наши выпускники. Я перечислил их, сказал, что есть проблемы с трудоустройством. Владимир Владимирович особое внимание обратил на два факультета – осетинской филологии и физической культуры и спорта.

– Физкультура и спорт – это физическое и моральное здоровье нации, – сказал Владимир Владимирович. – Родной язык и литература ее духовное богатство.

Президент поинтересовался состоянием преподавания осетинского языка и литературы как в университете, так и в целом в республике.

Я проинформировал Владимира Владимировича о том, что в тот год наши студенты завоевали на Олимпийских играх в Сиднее три медали ("золото", "серебро" и "бронзу"). Он поздравил меня с этим успехом, передал приветы одному из триумфаторов – студенту 4 курса, дзюдоисту Тамерлану Тменову, к которому относится с большим уважением. Я не без гордости сообщил, что наш факультет физкультуры и спорта является одним из старейших в Советском Союзе.

В. В. Путину показалась весьма интересной и информация о том, что отделения национальных языков и литератур нашего вуза послужили основой пединститутов в Грозном, Махачкале и Нальчике, ставших государственными университетами.

Перефразируя В. Маяковского, так и хочется сказать: осетинский бы выучил только за то, что им разговаривали Коста и Исса. / «Владимир Путин интересовался состоянием преподавания осетинского языка и литературы, назвав их духовным богатством нации.

Так же как и педагогический институт, СОГУ имеет свои традиции в воспитании в каждом студенте любовного, бережного, трепетного отношения к культуре не только своего народа, но и других. Не будет преувеличением сказать, что в этом исключительную роль играет факультет осетинской филологии. Педагоги прилагают большие усилия к тому, чтобы формировать у учителей родной словесности чувства уважительного отношения к языкам, литературам, культурам, искусствам народов нашей многонациональной страны. Работу по поддержанию культуры межнационального общения на должном уровне ведут с учетом традиционной многонациональности Северной Осетии, наличия большого числа беженцев в республике. Осетиноведы, как и весь профессорско-преподавательский состав, руководствуются той простой истиной, что высокий уровень культуры межнационального общения – важный фактор благополучия нашей страны в настоящем и будущем, один из ведущих гарантов ее целостности и стабильного развития. В сложном спектре культуры межнационального общения важное место занимают наличие равных условий для культурного и духовного развития, усиление позиций родных языков и литератур, традиции и обычаи всех народов республики.

Я часто с радостью думаю о том, что, будучи ректором СОГУ, вместе с ученым советом мне удалось сделать немало полезного для углубления преподавания и изучения родного языка и литературы. Они продолжительное время составляли отделение, входившее в состав то историко-филологического факультета, то филологического. В 1990 году мы образовали факультет осетинской филологии. Его деканом до последнего дня жизни был писатель и ученый, лауреат премии имени К. Л. Хетагурова Ш. Ф. Джикаев. Раньше на специальность принималось на учебу до 25 человек. В 1990 году прием в университет первый раз проходил под моим руководством. Несмотря на то что контрольные цифры приема в вузы страны уже были сверстаны, я упросил федеральное ведомство по образованию и науке разрешить нам принять на осетиноведение 50 человек. На факультете организовали первый в университете компьютерный класс на 30 рабочих мест и лабораторию осетинского языка, которыми пользовались и учителя учебных заведений всех уровней республики.

В тяжелых финансовых условиях 1900-х годов мы изыскивали средства на издание на собственной полиграфической базе учебно-методической литературы, которую творили профессора, преподаватели, аспиранты, а также наиболее привлекательных исследований студентов факультета. Нашей печатной продукцией мы щедро делились с Юго-Осетинским пединститутом – университетом, со школами двух республик. Планомерно стали проводиться научно-практические и научно-методические конференции по истории и современным проблемам осетинского языка. Их материалы выходили в сборниках, где наравне с сотрудниками СОГУ публиковались и не работающие в нем ученые, учителя – осетиноведы.

Вместо ранее существовавшей одной кафедры создали пять: осетинского и общего языкознания, осетинской литературы, осетинского литературного творчества, русского языка в национальной школе, русской литературы в национальной школе. На них работали 40 педагогов высокой квалификации. Кафедры организовывали научные чтения, посвященные видным деятелям осетинской филологии, творчеству представителей национальной культуры, искусства, профориентационную работу среди учащихся школ. Открылись аспирантуры по специальностям: "Теория языка", "Языки народов Российской Федерации", "Литература народов Российской Федерации", специализированный совет по защите кандидатских диссертаций по различным аспектам осетинского языка. Факультет стал базой проведения научно-практических конференций и совещаний сотрудников кафедр национальных языков и литератур высших учебных заведений Юга России, многих актуальных мероприятий, связанных с "Днем осетинского языка".

В декабре 2004 года по моему ходатайству президент республики А. С. Дзасохов издал указ, в соответствии с которым из бюджета устанавливались существенные надбавки к стипендии студентов, аспирантов, докторантов факультета. Студентам, имевшим отличные показатели в учебной, научно-исследовательской, общественной работе, вручалась премия президента и правительства РСО–А. Значительные надбавки получали профессора и преподаватели, готовившие осетиноведов.

Факультет осетинской филологии – уникальное явление в системе народного образования и просвещения, очаг национальной культуры и духовного бытия народа. Являясь кузницей научно-педагогических кадров и творческой интеллигенции, он вместе с тем внедряет в умы и сердца своих студентов какие-то особые чувства, которые не может получить осетинская молодежь даже в самых престижных университетах мира. Неоценима его роль в формировании научно-педагогической и творческой интеллигенции республики. Достаточно сказать, что отсюда начиналась дорога в большую литературу известных писателей Х. Калоева, М. Кочисова, Александра, Владимира и Таймураза Царукаевых, Максима и Гиго Цагараевых, С. Хаблиева, Б. Муртазова, М. Дзасохова, Ш. Джикаева, А. Чеджемова, И. Айларова, многих работников средств массовой информации.

У руля факультета стоит заслуженный работник культуры РФ, член российских союзов писателей и журналистов Б. Р. Хозиев. Существующими здесь кафедрами заведуют А. Ф. Кудзоева и З. К. Ханаева. Учебную, научную и воспитательную работу проводят пять докторов наук, профессоров: Х. А. Таказов, З. Б. Дзодзикова, Т. Т. Камболов, Р. Г. Цопанова, Л. Б. Гацалова, доценты Т. А. Каргаева, Л. Б. Келехсаева, Б. Г. Мисикова, Н. А. Асаева, Ф. Г. Бежаева, А. Х. Газдарова, Е. С. Качмазова, И. Х. Хозиева, Ф. А. Царикаева.

За последние годы в подготовке работников осетинской словесности имеются заметные успехи в Юго-Осетинском государственном университете (ЮОГУ). Я хорошо помню тот счастливый день, когда дверь моего кабинета широко распахнул ректор Юго-Осетинского пединститута (ЮОПИ), мой друг Людвиг Алексеевич Чибиров и с порога громко произнес: "Поздравь меня – наш институт стал университетом"! Мы крепко пожали друг другу руки, и я гордо произнес: "В полку осетинских университетов прибыло! Братское слово: мы готовы к совместным действиям". И раньше два вуза, когда еще были институтами, всегда чувствовали локоть друг друга. Скажем, в 1942 году в связи с жестокими боями на территории Северной Осетии СОГПИ эвакуировался в Сталинири (Цхинвал) и работал в стенах ЮОПИ. Коллектив СОГУ, в свою очередь, активно участвовал в восстановлении ЮОГУ после грузинской агрессии в 2008 году. Особо тесные контакты установлены между факультетом и отделением двух вузов, готовящими осетиноведов. Обмен лекторами, совместные научно-практические конференции, содружество профессоров и преподавателей в работе над учебно-методическими пособиями и многие другие мероприятия яркое тому свидетельство.

Однако, несмотря на усилия профессоров, преподавателей, ученых, исследователей, к сожалению, в республике не остановлено развитие процессов, негативно сказывающихся на состоянии родного языка, приводящие к сокращению сферы его функционирования. Ситуация в его изучении, преподавании, исследовании и практическом применении является непростой. Учебно-методическая литература для школ и, прежде всего, для учащихся начальных классов издается в недостаточном количестве. Работа по упорядочению норм литературного языка отстает от потребностей современного общества. Отсутствуют стандарты и правила деловой корреспонденции и делопроизводства на нем. Из года в год сокращается количество издаваемых книг на родном. В итоге в общественном сознании складывается мнение о невозможности полномасштабного полифункционального использования осетинского языка в качестве государственного без ущерба для экономической, образовательной и культурной интеграции РСО–А в общероссийское и мировое сообщество.

Мало молодых авторов выступает на страницах национальных изданий – "Рæстдзинад", "Дигорæ", "Мах дуг" и "Ирæф". В некоторых районных газетах в большинстве номеров вообще отсутствуют материалы на родном языке. Сужению его функций определенный вред наносит реклама. В столице республики и даже отдаленных маленьких населенных пунктах над входами в предприятия торговли, питания, различные салоны редко встречаются вывески на нем. Раньше мы видели красивые названия "Дидинæг", "Хурзæрин", "Амонд", "Рухс", "Чингуытæ" и т. д.

В подготовке кадров осетинской словесности – как учительских, так и научных – накопилось много нерешенных вопросов. В настоящее время исследованиями в этой области занят весьма ограниченный круг людей – осетиноведы СОГУ, ЮОГУ, СОИГСИ, менее тридцати человек.

Для восстановления исторического места и укрепления осетинского языка требуются конкретные меры. Правительствам Северной и Южной Осетий необходимо оказать государственную поддержку в профессиональной подготовке нового поколения лингвистов-осетиноведов, создавать организационные, материальные и финансовые условия для активизации исследований родного языка и его гармоничного социального развития. Одной из главных мер я бы назвал также систематический социолингвистический мониторинг его функционирования. Важной государственной задачей можно считать составление и издание большими тиражами современных словарей, грамматики, учебников и учебных пособий для начальных классов, научно-популярной литературы. Есть необходимость корректировки программ в соответствии с учебными планами национального образования и расширении лексикографических исследований. Следует наладить выпуск справочных и учебных пособий по основам речевой культуры и вопросам диалектологии. Важно объединить и подчинить литературоведческие и фольклорные исследования задаче монографического описания истории осетинской литературы и фольклористики. И, наконец, надо сосредоточиться на создании комплексных банков данных по осетиноведению.

Коротко скажу о результатах моих личных наблюдений. Среди сегодняшних осетинских юношей и девушек, обучающихся в университете, есть сотни, которые хорошо владеют английским, немецким, французским, персидским языками. Они читают в оригинале У. Шекспира и Б. Шоу, Ф. Шиллера и И. В. Гете, О. де Бальзака и П. Мериме, зарубежные гламурные издания. Но в то же время шесть из каждых десяти таких вундеркиндов никогда не держали в руках "Осетинскую лиру" и "Фатиму" Коста, книги классиков национальной литературы. Столько же, а возможно и больше, не умеющих изъясняться и писать на своем, материнском, не знают даже о существовании газет "Рæстдзинад", "Дигорæ", журналов "Мах дуг", "Ирæф", "Ногдзау".

Недавно я пришел в одно очень уважаемое учреждение, и у миловидной девушки, которая решала мой вопрос, полушутя спросил, как будет на родном такое-то слово. Она отреагировала резко: "Начинается урок осетинского языка?" Я искренне извинился и подумал: подарить бы ей стихотворение Р. Гамзатова:

И, смутно слыша звук родимой речи,

Я оживал, и наступил тот миг,

Когда я понял, что меня излечит

Не врач, не знахарь, а родной язык.

Кого-то исцеляет от болезней

Другой язык, но мне на нем не петь,

И если завтра мой язык исчезнет,

То я готов сегодня умереть.

Я за него всегда душой болею,

Пусть говорят, что беден мой язык,

Пусть не звучит с трибуны ассамблеи,

Но, мне родной, он для меня велик.

Еврейский исследователь Макс Вайнрайх писал: "Язык – это диалект, обладающий собственной армией и флотом". Давайте будем делать так, чтобы и осетинский имел свою собственную мощную армию и флот.

Любовь к родному языку должна зарождаться в семье, углубляться в детском садике, в школе же войти в плоть и кровь учащегося, что полностью зависит от учителя осетинской словесности. Это знаю по личному примеру. Моим учителем осетинского языка и литературы в Дур-Дурской средней школе был незабвенный Ф. Г. Тавасиев, человек, влюбленный по уши в свой предмет. Он учил нас не только грамотно писать и красиво читать, но вместе с нами участвовал в драматическом и хоровом кружках, организовывал встречи с писателями республики, коллективные посещения спектаклей Осетинского театра, конкурсы чтецов. Именно под влиянием моего талантливого учителя, который внушил мне, что я должен стать писателем и журналистом, я поступил на отделение осетинского языка и литературы, русского языка и литературы историко-филологического факультета. Знаю много осетиноведов, писателей и журналистов, выходцев из разных сел и городских школ, которые "виновниками" в выборе профессии считают также своих учителей осетинского языка и литературы.

Комментарий к фотографии
Автор: Мария Панкратова
Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика