Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
"Ушел" в Интернет. Буду не скоро…"

Компьютерные игры. Относительно новая, но уже широко используемая форма воздействия на людей с целью внедрения в сознание необходимых идеологических и социальных установок, формирования определенных стереотипов мышления и поведения. Прародители шутера, это жанр компьютерных игр-стрелялок, к примеру, использовали в качестве симуляторов в боевой подготовке военнослужащих, с тем чтобы преодолеть их психологический барьер. Поэтому неудивительно, что многие специалисты говорят о вреде злоупотребления виртуальным пространством.

Подросток, поддавшийся такой зависимости, буквально живет в виртуальной реальности. Крайняя степень – когда у игромана пропадают аппетит и сон. Самое страшное в этой зависимости то, что она обычно начинается довольно безобидно и незаметно, поэтому с ней сложно бороться. Многие геймеры идут дальше и готовы тратить деньги, чтобы воспользоваться платными услугами в онлайн-играх. Стать за несколько минут самым сильным и крутым – мечта любого игромана. И создатели онлайн-игр предлагают игрокам такую возможность, конечно, совсем не бесплатно. А поскольку одной игрой все не ограничивается, то из семьи потихоньку "уходят" деньги, реальная жизнь начинает напоминать сущий ад, зато в жизни виртуальной он – король, бог и супергерой. Такова цена игровой зависимости.

– Опасность еще и в том, что сидит ребенок ведь дома, вроде как под присмотром, но в то же время во многих случаях родители не вникают, чем он занимается в Сети, – уверен собеседник "СО" – заведующий детским отделением Республиканской психиатрической больницы, главный внештатный детский психиатр Минздрава РСО–А Эрик Кодзаев. – Тем временем агрессия сплошь и рядом, она вокруг детей. Куда ни обрати взор, льется массовый поток негативной информации. И это уже – социальное явление.

Всеобщая компьютеризация, безусловно, меняет психику современного ребенка. Оградить от этого уже никак – это нынешняя современная реальность, в которой нужно учиться жить. Но взрослым необходимо регулировать нахождение в виртуальном пространстве, ограничивать детей в гаджетах и Интернете.

– Насколько могут стирать грань между виртуальной реальностью те же шутеры?

– Научно доказано: несколько часов времяпрепровождения за монитором – это уже воздействует на психику, как раз стирая грань даже у взрослого человека. Что уж говорить о подростках! Тем более, если они играют в игры, мотивирующие на агрессию. Это чревато крайне неблагоприятными последствиями, особенно, если личность сама по себе нестабильна. Формируется привычка к агрессии (есть в психиатрии еще и такое понятие), когда в реальности подросток чувствует себя недостаточно физически развитым или у него налицо проблемы с общением, со сверстниками, а в виртуальной реальности он – герой и здесь может выместить накопившуюся обиду, боль. Особенно ощутим вред именно для подростков, составляющих группу риска. Их неокрепшая психика за считанные дни поддается негативному влиянию игр, и перед родителями остро встает проблема, как оторвать чадо от компьютера. К тому же дети, в отличие от взрослых, не знают меру и хуже ощущают чувство времени – им кажется, что за компьютером они провели всего лишь несколько минут, в то время как прошло уже несколько часов.

– Какие тревожные звоночки помогут распознать, когда нужно действовать родителям?

– Каждый человек – индивидуум, и одна и та же игра может нанести разный ущерб. Здесь индикатором послужит само поведение: вы поймете, когда игра стирает грани – у ребенка быстро меняется настроение, нарушаются восприятие окружающего мира, распорядок дня. Проявляются быстрая утомляемость, раздражительность, замкнутость, скрытность, агрессивность. Дети, проводящие много времени за монитором, забывают о своих обязанностях, домашних делах, об учебе, встречах, договоренностях, гигиене и испытывают ощущение эмоционального подъема только во время игры.

– Можно сказать, что они после цифровой эры стали другими?

Любая деятельность, вызывающая изменение состояния сознания, при определенных обстоятельствах может перерасти в зависимость. Механизм ее формирования одинаков и связан с повышением выработки дофамина. У зависимого поведения есть свои критерии, и далеко не каждый подросток, проводящий уйму времени за компьютером, нуждается в помощи психиатра-нарколога. Однако ребенок идет туда, где ему интереснее. Поэтому чаще всего в лекциях нуждаются как раз родители, формирующие его реальность, а не сами дети.

– Разница существенная. Современные дети более подвержены воздействию Интернета. И зачастую, ограничив им времяпрепровождение за компьютером, ничего не меняется: они "сидят" в гаджетах, на улицу выходят, уткнувшись в смартфоны. Да, стали более агрессивными. И еще нужно учесть: критически воспринимать льющуюся потоком информацию может далеко не каждый ребенок.

– С какого возраста детям вообще можно с точки зрения психиатрии находиться в тех же соцсетях?

– Мое мнение: с совершеннолетия. У нас была родительница, к примеру, которая на приеме с гордостью рассказывала том, что ее трехлетний ребенок "сидит" в "Одноклассниках". Повода для гордости здесь не вижу…

– Как, по-вашему, бороться с этой зависимостью на государственном уровне?

– Некоторые законы нужно менять. Сегодня мы ограничены в полномочиях и порой мало что можем в превентивном смысле. С 1992 года психиатры могут действовать только с согласия пациентов или родителей. Недавно мы комиссионно выезжали в семью, в которой два подростка сутками "сидят" в Сети. Мать не позволила ничего предпринять, напомнив о своих правах. Максимум, чего удалось добиться – чтобы она разрешила войти в дом и побеседовать с мальчиками, которые и в школе не учатся. Это – классический пример. Пока не изменят законы, мы в каких-то ситуациях будем продолжать бороться с ветряными мельницами.

– Насколько велика вероятность, что подросток, "сидя" сутками в Сети, подвергнется какому-то влиянию асоциальных виртуальных сообществ?

– Если ребенок находится подолгу в Интернете, это уже первый признак того, что он подвержен влиянию. Норма – не более двух-трех часов в сутки, с перерывами на отдых. Считаю, что дошкольников вообще нельзя пускать в Интернет. К этой мысли прислушались в одной из школ Дигоры, где мы в прошлом году провели общее собрание, и итогом было наше предложение запретить использование телефонов с Интернетом. Кстати, мы тесно сотрудничаем с инспекторами по делам несовершеннолетних. К примеру, к нам на беседу приводили по просьбе школьного инспектора 16-летнего подростка, который "третировал" мать, требуя купить ему айфон. Что же касается влияния сообществ, то могу сказать: если удалось завлечь ребенка в такую группу, априори у него есть непонимание в семье, личные проблемы. Поэтому начинать нужно с того, чтобы больше уделять времени детям, больше с ними разговаривать. Любая неудовлетворенность может послужить мотивом "жить" в виртуальном мире. А там уже легко попасть под чье-то влияние, – есть такие ролики, когда один просмотр побуждает человека к "нужным" действиям.

– Почему же ребенок не приходит к родителям и не рассказывает о том, что происходит в Сети?

– Вот об этом тоже стоит говорить прямо – значит, в семье нет доверительных отношений с родителями. Если взять игры наподобие "синего кита", "розовых пони", "газовых фей", "Джека-убийцы", то недавно появилась еще одна – "Момо"; несколько детей, которые стали испытывать страхи после просмотра этой "куклы", у нас уже наблюдались. Уверен, это чья-то подрывная деятельность. К ним относятся и неадекватного вида игрушки в магазинах и порой даже некоторые детские книги.

Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика