Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
Андрей Духовской – исследователь Кавказа

На южной окраине Владикавказа, вдали от шумных дорог и человеческих голосов, находится кладбище – место упокоения многих горожан. Среди тех, кто нашел здесь свой последний приют – Андрей Игнатьевич ДУХОВСКОЙ.

Не случайно говорят, что пути Господни неисповедимы. Никто не мог и предположить, что маленький Андрюшка, родившийся в 1877 г. в деревне Сеньково Харьковской губернии в простой крестьянской семье, станет когда-нибудь известным человеком, профессионалом с большой буквы, ученым, чье имя продолжает жить и сегодня!..

Судьба распорядилась так, что после окончания Купянского городского четырехклассного училища Андрей Духовской продолжил обучение в Лисичанской горно-технической школе, где получил специальность горного техника-разведчика. В 1896 г. он приехал в Дагестан, где поступил на службу штейгером на Николаевский рудник. Там он впервые увидел все величие кавказских гор, вдохнул их прохладу, услышал звон ручьев и водопадов, прошел по горным тропам... Это была любовь с первого взгляда, любовь, определившая всю его дальнейшую жизнь.

В конце 1901 г. А.И. Духовской начал работать штейгером на Девдоракском медном руднике в Осетии. Интерес к природе этого края, стремление к познанию нового побуждали его все чаще и чаще посещать книжные магазины Владикавказа в поисках нужной литературы... Забегая вперед, надо сказать, что самообразованием он занимался постоянно, в каких бы условиях ни находился, куда бы ни забрасывала его судьба. Тем временем в его сердце рядом с любовью к горам поселилась еще одна – к юной кассирше из книжного магазина Катеньке Караичевой. Вспыхнувшее чувство было настолько сильным и взаимным, что родители благословили молодых и обвенчали их 6 октября 1902 г. С того дня Катя Караичева-Духовская всегда была рядом с супругом, следовав за ним подобно женам декабристов.

На Девдоракском руднике Андрей Игнатьевич прослужил до 1905 г. Потом руководил разведками на Холстинском месторождении, работал в Закавказье, на Алавердовских предприятиях. А в мае 1907 г. вернулся вновь на Девдоракский рудник, где трудился до самого начала Первой мировой войны. Исполнение своих прямых обязанностей он сочетал с научно-исследовательской работой, много путешествовал, изучая окружающие массив Казбека ледники, корректировал одноверстную карту этого района. Он обошел вокруг вершины Казбека и спускался в большинство ущелий среди его отрогов. В 1908 г. успешно окончил естественный факультет Московского университета заочно.

Исследование ледников Казбекской группы было начато им с Девдоракского ледника в 1909 г. А в 1910 г.

ледник Абано постигла катастрофа. И когда на следующий год на нем вновь произошли заметные изменения, Андрей Игнатьевич организовал наблюдение за ним. В 1913 г. в связи с поручением Императорского русского географического общества А. И. Духовскому было предложено расширить район его исследований, охватив ими по возможности все ледники Казбекской группы. Началась напряженная работа, результаты которой он представил в своей работе "Исследование Казбекских ледников: Суатиси, Мна, Орцвери, Абано, Чачского и ледника Кибиша Кистинского ущелья в 1909–1913 гг". Что касается Девдоракского ледника, то его исследования до 1913 г. были изложены А. И. Духовским в сообщении "Наблюдения за Девдоракским ледником в 1909–1912 гг. в связи с данными о нем с 60-х гг. XIX столетия", прочитанном на XIII Съезде естествоиспытателей и врачей в 1913 г.

Не менее важным представляется открытие Духовским нового пути на Казбек. Старый проходил через Девдоракский ледник. Духовской же вместе со своим проводником Ягором Казаликашвили впервые спустились с вершины Казбека через Чхертский (Гергетский) ледник, открыв тем самым новый путь.

Таким образом, работы А. И. Духовского завершили дореволюционную историю исследований вершины Казбека и его массива.

С его именем теснейшим образом связано создание 23 ноября 1908 г. Политехнического общества во Владикавказе. Андрей Игнатьевич был избран его секретарем. Первые шаги деятельности этого общества показали, как велика был в нем потребность. Помимо многочисленных ближних экскурсий в доступные места обществом летом 1910 года были организованы две экскурсии на Казбек, на вершину которого поднялись 14 человек. Первая проходила в середине июля, вторая – 9 августа. Во второй экскурсии вместе с Духовским посчастливилось участвовать С. М. Кирову. Под руководством Духовского делали свои первые шаги знаменитые впоследствии альпинисты, среди которых – первая женщина-альпинистка на Кавказе М.П. Преображенская.

В январе 1911 г. благодаря настойчивости А. И. Духовского и при его непосредственном участии при Политехническом обществе был организован Горный клуб, просуществовавший три года. Андрей Игнатьевич был избран его председателем. Члены клуба стремились содействовать проезжавшим через Владикавказ экскурсантам в проведении консультаций, подготовке мест ночлега, устройстве экскурсий по заранее разработанным маршрутам. Самую первую экскурсию Горного клуба на седловину Кандаль и гору Адай-хох провел сам Андрей Игнатьевич.

В 1911 году Горный клуб закрылся, но уже в начале 1912-го члены Русского горного общества, проживавшие во Владикавказе, обратились в совет общества с просьбой учредить Владикавказское отделение, которое было открыто 18 июля. В его работе принимал участие и А. И. Духовской, являясь членом его совета. Одновременно он был избран секретарем специально созданной Комиссии для научных исследований Кавказского края. Отделение быстро росло и в первое же лето организовало 25 экскурсий на ближайшие вершины, ледники и в ущелья Кавказа. Разработав 14 маршрутов, члены отделения на следующий год провели уже 71 экскурсию с участием почти 600 человек. 

Нельзя не отметить деятельность А. И. Духовского как лектора-пропагандиста. Несмотря на свою большую занятость, он находил время для выступлений перед широкой публикой. Местные газеты регулярно извещали горожан о его предстоящих лекциях. Вот перечень только некоторых из них: "Ледники и их движение" (13 декабря 1910 г.), "Туризм и альпинизм и некоторые данные о движении их" (21 января 1911 г.), "Ледник Абано и его катастрофы 1909-го и 1910-го гг." (июнь 1912 г.), "Трусовское ущелье и ледники Суатиси" (9 февраля 1913 г.), лекция о восхождении на Казбек (22 марта 1913 г.), "Мохевия и монастырь Бетлеми ("Вифлеем")" (8 декабря 1913 г.), лекция о восхождении на Казбек (4 февраля 1914 г.) и др.

Заслуга в открытии этого монастыря (Бетлеми, «Вифлеем») принадлежит Андрею Игнатьевичу Духовскому, как и осуществление первой съемки вершины Казбека пантрометром 24 августа 1912 г.

Интересна история монастыря Бетлеми, которому была посвящена специальная лекция 8 декабря 1913 г. Среди кавказских горцев давно ходила молва, что на вершине Казбека, в его неприступных скалах и вечных ледниках, находятся развалины какого-то древнего храма. Относя эти рассказы к области фантазий, им до последнего времени не верили, несмотря на то что горцы указывали виднеющийся на вершине крест и называли это место "святым" и "Бетлеми" ("Вифлеем"). Только в 1913 г., производя обследование ледников Казбека, А. И. Духовскому удалось действительно открыть на этом месте, на высоте 12700 футов, развалины древнего монастыря, основанного, по преданию, просветительницей Грузии святой Ниной. Развалины находились в непосредственной близости от Гергетского ледника. Древний храм был разрушен ледниковой катастрофой. Условия местности и трудность доступа потребовали трех восхождений. К сожалению, сегодня никто уже, видимо, не помнит, что заслуга в открытии этого монастыря (Бетлеми, "Вифлеем") принадлежит Андрею Игнатьевичу Духовскому, как и осуществление первой съемки вершины Казбека пантрометром 24 августа 1912 г.

С началом Первой мировой войны Духовской был мобилизован и находился на тыловых должностях в Самарской губернии. В январе 1917 г. ему удалось приехать домой на короткую побывку. Несмотря на то что времени было в обрез, он поспешил в лазарет им. великого князя Николая Николаевича, где 5 января для раненых и всего персонала лазарета прочитал лекцию "Восхождение на Казбек", а затем – и во 2-м лазарете.

После чешского переворота в Самаре в августе 1918 г. А.И. Духовской был мобилизован в армию Колчака. И только случай помог ему избежать трагических последствий: он заболел сыпным, а затем – и возвратным тифом и был оставлен в г. Ново-Николаевске (Новосибирск). После выздоровления работал на различных должностях в Губсовнархозе. Но во Владикавказе его не забыли, о нем помнили. Молодой Горской республике нужен был специалист такого уровня, как А.И. Духовской. Поэтому по настоятельной просьбе Горского правительства он был переведен во Владикавказ.

Здесь в 1921–1923 гг. Андрей Игнатьевич состоял научным сотрудником Северо-Кавказского института краеведения, занимаясь гляциологией и в то же время разведкой рудных месторождений. В 1922 г. был откомандирован в Тагаурское и Куртатинское ущелья Северной Осетии для разведки рудных месторождений. Некоторое время занимал должность заместителя директора института. Кипучая энергия и жажда деятельности проявились и на этот раз: одновременно он работал на Северо-Кавказской опытно-мелиоративной станции сотрудником по гидрогеологии и метеорологии, преподавал экономическую географию Кавказа в промышленно-экономическом техникуме, стараясь успеть везде, где мог быть полезен.

В 1923 г. в Северной Осетии произошло землетрясение. 4 мая специальная экспедиция, в состав которой входил А.И. Духовской, выехала в пострадавший район для проведения обследования. Кроме этого были собраны разнообразный материал по геологии местности, некоторые сравнительные гидрологические данные по бассейнам рек Ардон, Фиагдон и Гизельдон.

Интересно, что практически сразу после возвращения на Кавказ Духовской получил весьма заманчивое предложение от Совнархоза Дагестана. Именно его попросили обследовать Николаевский рудник, дать заключение о его возможной дальнейшей эксплуатации и занять пост директора. Этот факт также является свидетельством признания его заслуг как специалиста высокого уровня. Но следующие 5 лет Духовской остался на Садонском руднике. Обладая исключительной трудоспособностью и неутомимостью, все свое время он посвящал изучению месторождения и решению производственных проблем. Осознать весь объем выполнявшейся им работы и ее значение для народного хозяйства помог отзыв управляющего Садонскими рудниками Хасиева от 10 февраля 1927 г.:

"С 1 октября 1923 г. Андрей Игнатьевич начал работать на Садонском руднике. Здесь он занимался топографическими съемками рудного района Садон-Ход-Ногкау, а с 15 декабря того же года был назначен заведующим Ходской разведкой. <….> Его деятельность имела весьма ценные положительные результаты. Работа его по изучению сложного и капризного Садонского месторождения благодаря составленным им по материалам геологических наблюдений планам и профилям Центрального и Ходского участков позволила увязать разрозненные данные о месторождении в одно целое, понять его сущность, а вопросы оперативного к нему подхода поставить на строго реальный фундамент. Вместе с тем настойчивая и неизменная с самого начала защита тов. Духовским Ходского участка рудника, основанная на серьезном знании месторождения и предвидении еще невыявленных реальных данных, привела к тому, что Ходский участок, которому неоднократно грозила участь быть совершенно заброшенным, нынче в промышленном отношении приобретает все большее и большее значение, выдвигаясь на 1-е место. <….> .

В 1925 г. Андрея Игнатьевича делегировали в Москву для участия в производственном совещании Госпромцветмета, а в 1926 г. он был участником 3-й Северо-Кавказской краевой конференции инженерно-технической секции Союза горнорабочих СССР в г. Ростове-на-Дону с правом решающего голоса от Северной Осетии. Но тогда никто еще не знал, что будет завтра. Никто и предвидеть не мог, что судьба уготовила Духовскому арест (в 1928 г.) и страшный приговор: 10 лет концлагерей! Однако его репутация высококвалифицированного специалиста поспособствовала тому, что уже в 1929 г. он трудился в Ухтинской экспедиции ОГПУ, затем – в рабочем домике при Бутырке в составе секции цветных металлов. А с 1931 по 1961 г. отдал все свои силы и знания для процветания горнодобывающей промышленности Алтая... Но об этом – отдельный разговор. О научном и гражданском подвиге Андрея Игнатьевича в Казахстане можно и нужно писать отдельную книгу.

В 1961 г., имея совершенно расстроенное здоровье, он вернулся вновь на свою вторую родину – в Осетию. В последние пять лет Андрей Игнатьевич жил в окружении родственников, согретый теплым южным солнцем, любовался белоснежной шапкой Казбека, на который он когда-то трижды поднимался... С трудом прогуливаясь по старым улочкам Владикавказа, он вспоминал свою кипучую молодость, и сердце его начинало вновь трепетать...

22 октября 1966 г. его не стало. Не стало человека, посвятившего всю свою жизнь без остатка интересам общества. На страшные обвинения в преступлении, которое не совершал, он ответил самоотверженным трудом, проявив смирение, терпение и человеколюбие.

Пусть земля будет ему пухом…

Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика