Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
Моя война

Бывших наркоманов мало: подавляющее большинство из них умирают еще до сорока, так и не сумев вернуться в реальность после очередного "прихода". Еще меньше тех, кто, сумев "завязать", соглашается рассказать о своем прошлом. Один из тех, кому удалось вырваться и "слезть с иглы", согласился рассказать нам свою историю. Историю своей личной войны. Своей перезагрузки.

Мой рассказ – это история тысяч пацанов. Многие кололись, старшаки варили ханку и как-то нас, сопляков, к этому подтянули. Героин быстрее опускает на дно, водка – медленнее – вот и все различия. Важно, чтобы человек понял, что он способен на что-то достойное в этой жизни. У людей, попавших в зависимость, низкая самооценка, низкий уровень авторитета у близких людей. Когда человек бросает, то его ни там не принимают, ни тут – и это очень обидно.

Обидно, что тебе не доверяют: ты просто пришел ночью, наткнулся на что-то в темноте, а мама просыпается, вскакивает и выбегает из комнаты, глаза испуганные… Ее тоже можно понять, она натерпелась. Продолжается это примерно два-три года, потом все меняется, люди привыкают… И это – еще страшнее, хотя еще недавно казалось, что куда еще. По своему опыту и примеру считаю, что любой бывший наркоман или алкаш должен делать что-то, чтобы другие не лезли в это дерьмо. Потому что наркотики и алкоголь забрали у меня годы жизни, здоровье, любовь. Они с моей помощью искалечили жизнь моим родным, которые вообще ни при чем! Это та же война, просто совсем другой уровень, здесь убивают не тело, – здесь марают человеческую душу.

Слава Богу, что в мою бытность не было спайса – это самый страшный наркотик. Знакомые героинщики решили попробовать, что это такое, и в результате смыли его в унитаз. "Это же полный вынос мозга..." – прошептал тогда один из них. Но в 2000-х годах я раз и навсегда избавился от воздействия страшного зелья, героина. Прошло столько лет, но до сих пор эти ужасы периодически всплывают в моих снах и, бывает, наяву… Помню письмо моей покойной матери, опубликованное когда-то в вашей газете – это был крик души, боль за нерадивого сына, который на тот момент еще не избавился от страшной напасти. И вот сегодня я хочу написать ответ. Про мою войну, которая унесла так много и не оставила ничего, кроме горьких воспоминаний.

Отравленная жизнь

Мне было 14 лет в далеких 1980-х, мы с отцом гостили в Узбекистане и, будучи в чайхане, я обратил внимание на аксакалов, которые массу бурого цвета всасывали из пиал. В то время максодержащие препараты были вполне доступными и являли собой возможность уйти от мрачной действительности. Как же я ошибался... Мрачная действительность наступила гораздо позже, когда назад пути уже не было.

К тому времени я знал, что такое таблетки от кашля с кодеином, пробовал анашу. У меня были и родственники помладше и постарше, оба – наркоманы. Цитировали Шопенгауэра, Кафку…и кололись. Для меня, пацана, они были романтическими героями – возвышенными, одухотворенными, не от мира сего… Мне так хотелось на них походить. Шок случился, когда оба скончались: один – от передозировки, второй – от абстинентного синдрома. И большинство "друзей" ушли, спившись…

А в один день я, смотря на прохожих, вдруг понял: мимо идут молодые, здоровые парни. Им не надо искать очередную дозу, а потом – деньги на следующую и последующую. И вся жизнь их не состоит из этого вечного замкнутого круга. В тот момент я им завидовал, потому что понимал, что у этих ребят вся жизнь впереди. Им повезло, что никто не предложил героин, а может, хватило ума отказаться, когда предлагали. Мне тогда было всего 25 лет и я понимал, что жить без героина уже не могу. А жизнь с героином – это уже не жизнь. Я уносил из дома все, что было можно – в то время наша семья считалась вполне обеспеченной. Я видел, что мать знает, куда вдруг исчезли старинный подсвечник или очередной отрез ткани, заботливо спрятанные ею "на черный день". Я видел, чувствовал ее муки, бессильные слезы… но ничего не мог сделать. Кроме одного – избавить ее раз и навсегда от нерадивого сына.

…Шел 1994-й год. Я написал записку, выпил 28 таблеток и уснул с надеждой больше не проснуться. Но проснулся. Голова раскалывалась от боли. Я был потрясен, сломлен, и мне не оставалось ничего, кроме как продолжать существовать. Позже были и другие попытки – я резал себе вены, шею, но, казалось, что жизнь вцепилась в меня мертвой хваткой. Такая вот нелепица… хотя сегодня я начинаю понимать: для меня был уготован шанс все исправить. И у меня получилось! Хотя, нет. Многое из моей жизни уже не исправить и не вернуть.

Потом была церковь. Я ходил в храм месяцев шесть или семь – ежедневно, в одно и то же время, как по часам, зажигая лампадки, ставя свечи, падая на колени... Пожалуй, единственной страстью в то время, затмевавшей страсть к наркотикам, была вера. Но лишь до того момента, пока не выходил за пределы церкви. Оттуда я ровным шагом шел навстречу очередной дозе. Помню, как-то раз, собравшись на квартире у одного из друзей, у парня случилась передозировка. У нас был шок. Мы пытались разжать ему челюсти, потому что тот задыхался – не получалось... ни в какую! И задохнулся бы, если бы товарищу не пришло в голову сломать молотком ему зубы.

Игра в смерть

Я до сих пор задаюсь вопросом: как получилось, что мне удалось "слезть с иглы"? Я не помню. Мои родственники, которых я чуть ли не боготворил и которые скончались от передозировки, рассказывали о ломках, когда все тело пронизывало до костей буравчиком и крутило так, словно трещали суставы. Я этого не помню. Одно знаю точно: уже достаточно много лет не притрагиваюсь ни к чему, крепче пива.

Оглядываясь назад, я понимаю, что сегодняшние наркоманы намного ужаснее нас, тогдашних… Да, конечно, в те годы ради "дозы" и крали, и грабили, и даже могли убить… но убийство было редчайшим явлением. Нынче же очень страшно чувствовать незащищенность своих близких от любой внезапной агрессии со стороны некоторой части одурманенной молодежи… Я уверен, что так же, как говорят о том, что деградация молодежи происходит по львиной вине старших – сущая правда! И мое поколение, употреблявшее наркотики, непосредственно приложило к этому свою колючую, мягко выражаясь, руку…

Недавно беседовал с одним из таких. Он в основном употребляет такие препараты, как "Лирика". На вопрос о том, из-за чего нынешние юноши и барышни начинают "кайфовать", он ответил, что из-за того же, что и мое поколение: из любопытства, "выделиться из толпы", чтобы в этой "мрачной действительности" найти свой "луч света"… Но в реальности все получается совсем не так. Наркотики – страшная сила, которая сначала исподволь, а затем целенаправленно вторгается в мозг, разрушая попутно все органы.

…Видя каждодневно, где живу, да и в других районах, одурманенных, безумных глупых юнцов с пылающими глазами, я понимаю, насколько это чудовищно! И горько на душе, очень горько, потому что мое поколение наркоманов в подавляющем (еще каком!) большинстве ушло, а оставшиеся из них, опять же в большинстве, спились…Думал ли я, когда протягивал руку для укола в первый раз, что так будет? Конечно, нет. Друг предложил – и я согласился. Это был переломный момент в моей жизни. Именно в то мгновение она разделилась на "до" и "после". Сколько барыг было потом? Почти все они скололись, не выдержав соблазна. У каждого наркомана есть свой список тех, кто ушел раньше. И в этом списке рано или поздно он тоже займет свое место и станет одним из многих проигравших в игре с наркотиками…

Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика