Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
Между любовью и неведением

В детстве у меня была любимая рубрика в газете "Растдзинад", она называлась "Зонын хорз у". Старая формула о пользе знания все чаще приходит на память: слишком она контрастирует с обычаями нынешней прессы. Да и у современников наших не замечено желание знать и уметь, прежде чем пускаться в рассуждения о неведомых им предметах, предлагая свои вердикты и рецепты человечеству. Один мой знакомый твердо уверен, что земля плоская – ведь это видно невооруженным глазом. Другой считает: достаточно объявить лозунг справедливости, расстрелять несогласных, и жизнь наладится. Третий призывает полагаться на чувства: дескать, только в любви и чистосердечии наше спасение. Внимательно слушаю этих добрых людей, "наивных естествоиспытателей". И за собой замечаю усталость от сложных проблем, от желания простых и скорых решений.

Наверное, так было всегда – никто не обязан знать все науки да еще и разбираться в политике. Зато жизнеспособность любого сообщества зависит от его умения искать верную дорогу в будущее, разгоняя туман незнания, отвергая мифы и миражи.

На днях меня постигло очередное разочарование – текст "Как вернуть любовь к родному языку?" ("СО" № 23), подписанный 13 именами. И дело даже не в том, что рецепт возвращения любви оказался знахарским. Ворожба, знахарство, паранаука – привычные приметы безвременья. Беда в том, что знахарское снадобье составлено из просроченных ингредиентов.

Тема коллективного письма – состояние учебников по осетинскому языку. Предмет обсуждения – поликультурная образовательная модель и книги, созданные на кафедре ЮНЕСКО Северо-Осетинского пединститута. Цель – опорочить действующие (и постоянно совершенствуемые) языковые учебники и современную осетинскую школу. Бросается в глаза несогласованность темы, предмета и цели, лишающая газетный текст всякой логики. Изложение – путаное, представления о предмете – искаженно-фрагментарные, суждения – архаические. Несведущий читатель должен вынести из чтения впечатление непреодолимой отсталости, ужасного положения дел и творимого кем-то безобразия. Вряд ли такая фантасмагория внесет разлад и сумятицу в школьную жизнь, да и видавших виды соотечественников не так просто сбить с толку. Тем не менее из соображений информационной и культурной гигиены необходимо вернуться к реальности.

С 1989 года национальное движение настоятельно требовало возвращения осетинскому языку основных социальных функций. Пятнадцатилетняя эпопея митингов, петиций и дискуссий увенчалась государственным согласием возрождать осетинскую школу. В 2004 году состоялось решение: создать в пединституте кафедру для разработки проекта современной национальной школы. Название "кафедра ЮНЕСКО" приобретено после международной экспертизы – в знак признания профессионального уровня эксклюзивного школьного проекта. Он вырос из совмещения осетинских культурно-языковых задач с тщательным изучением отечественного и мирового опыта.

Проект национальной школы открыто и широко обсуждался в профессиональном и общественном формате. Решили делать ее поликультурной, то есть гармонично соединяющей национальную традицию с российской и мировой. Была разработана полилингвальная модель поликультурного образования.

Многоступенчатая экспертиза с гласным обсуждением научно-методических и образовательных результатов сопровождала все этапы развития проекта. В 2005–2009 годах состоялся республиканский эксперимент, итоги которого получили высокую оценку Коллегии Министерства образования и науки РСО–А. Полученные результаты позволили разработать "Концепцию развития поликультурного образования в Российской Федерации", которая в 2006–2010 годах обсуждалась в Российской академии образования, Федеральном институте развития образования, на трех специально созванных международных конференциях, профильных семинарах в Москве, Владикавказе, Казани, Грозном, Нальчике, Карачаевске. В 2010–2013 годах экспериментальная апробация "осетинской" образовательной модели состоялась в федеральном масштабе – в школах Осетии, Чечни и Татарстана. На завершающем этапе к эксперименту присоединились Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Ингушетия. Итог – сугубо положительный. "Реализация этого проекта имеет стратегическое значение для устойчивого политического, экономического и социального развития страны", – сказано в экспертном заключении Федеральной целевой программы развития образования. За прошедшие после эксперимента годы "осетинская" образовательная модель продолжает утверждаться за пределами Осетии – ее готовятся осуществлять в Башкортостане, Якутии, Дагестане.

Слова "проект" и "полилингвальное образование" вызывают у авторов газетной публикации большое раздражение. Между тем это всего лишь принятые термины и формы воплощения государственных задач. Без утвержденного проекта сегодня строят разве что сарай, который не жаль разрушить, когда о нем узнает муниципальная инспекция. "Лингва" – "язык" по-латыни. "Полилингвальность" обозначает использование в обучении нескольких языков. В нашем случае их три – осетинский, русский, английский. Все классы с начальным образованием на родном языке работают по этой модели, как и долгожданная Аланская гимназия, открытая в 2017 году.

В статье утверждается, что есть какие-то иные осетинские школы. Хочется верить, что это не преднамеренное искажение факта, а неведение. Как и плохое знание истории. Видимо, рассуждая об осетинской школе, необязательно знать о том, что прежде она существовала с 1924 по 1964 год и вовсе не была сельской. Обучение на родном языке велось в городах и селениях Северной Осетии с 1-го по 7-й класс (неполная средняя школа была семилетней до конца 1950-х). Правда, тогда не изучали историю и географию Осетии, не включали национально-культурную информацию в учебники по всем предметам. Все это сделала современная поликультурная (она же презираемая "полилингвальная") модель национальной школы.

Думаю, авторы статьи очень удивятся, когда узнают, что осетинская школа – это вовсе не изучение языка, а полный набор предметов на родном: математика, окружающий мир, физкультура, музыка, изобразительное искусство и др. Понятно, что проектировать и строить национальную школу пришлось коллективными усилиями специалистов из разных областей науки и образования. Осетинской филологии для этого недостаточно, хотя в числе авторов – известные языковеды и учителя-методисты. По каждому предмету создан полный учебно-методический комплекс, включающий два вида учебника: традиционный и электронный, методические указания для учителя, рабочие тетради, языковые аудиокурсы и все прочее, чего требует Государственный стандарт образования.

Почему не удалось использовать прежние учебники в строительстве новой осетинской школы? Конечно, не потому, что в книгах полувековой давности упоминаются колхозы. Таких упоминаний не так много, они никому не мешают, тем более что в курсе истории школьники знакомятся с реалиями советской жизни. Старые учебники в начале нового века перестали соответствовать Государственному образовательному стандарту. К тому же, отвечая задачам своего времени, они ограничивались бытовой терминологией и местной тематикой, а потому не готовят к изучению на родном языке всех предметов школьного курса. Впрочем, методические достижения этих книг бережно сохранены – об этом знают все, кто действительно знаком с осетинской учебной литературой».

Методически и тематически связанную линию учебников осетинского языка для осетинской школы пришлось создавать заново. Их 11 – по количеству классов современной школы. Для тех, кто надеялся "похоронить" осетинский язык в "сельских" учебниках прошлой эпохи, новые книги оказались серьезным ударом. Они построены на языковом освоении и описании современного мира. Таков единственный способ сохранить живой язык и сделать его инструментом изучения всех школьных предметов.

Почему не удалось использовать прежние учебники в строительстве новой осетинской школы? Конечно, не потому, что в книгах полувековой давности упоминаются колхозы. Таких упоминаний не так много, они никому не мешают, тем более что в курсе истории школьники знакомятся с реалиями советской жизни. Старые учебники в начале нового века перестали соответствовать Государственному образовательному стандарту. К тому же, отвечая задачам своего времени, они ограничивались бытовой терминологией и местной тематикой, а потому не готовят к изучению на родном языке всех предметов школьного курса. Впрочем, методические достижения этих книг бережно сохранены – об этом знают все, кто действительно знаком с осетинской учебной литературой.

Почему старые учебники осетинского языка заменены и в массовой русской школе, для которой были написаны? Хорошо помню, как министерство предложило авторам приспособить их к новому стандарту, а те не стали этого делать. Авторское право защищено законом, который запрещает вторгаться в текст чужих произведений. Однако оставить массовую школу без учебной литературы невозможно. И подоспевшую полную линию новых (тех самых "поликультурных") учебников было решено скорректировать, доработать и использовать для обучения владеющих языком школьников.

Оценив новые учебники родного языка, министерство образования поручило пединституту создать специальную линию учебников и для тех, кто языком не владеет. Изменение языковой ситуации и быстрый рост числа "невладеющих" настоятельно требовали наличия учебников по специальной методике обучения незнакомому языку. Дотоле таких учебников не было. Кафедра ЮНЕСКО взялась и сделала то, что в статье названо "стратегической ошибкой". Кому охота осваивать методику обучения "второму языку", если даже это деликатное название вызывает раздражение! (Читайте письмо в "СО", № 23.) Да и зачем учить, если можно ссылаться на "замечательные старые учебники", по которым, смею заметить, никто никогда не выучился… Ведь по методике родного языка незнакомому научить нельзя.

И еще одно "обвинение" – яркая иллюстрация неведения, столь характерного для авторов письма в газету. "Почему учебные пособия, а не учебники?" – вопрошают они. Видимо, им неизвестен существующий в стране порядок получения этих статусов. Региональные министерства полномочны допускать к использованию учебные пособия. В учебники их превращает процедура включения в федеральный список, но после нее нельзя вносить изменения. Поэтому никто не спешит. Приоритетом избрано качество, и учебные пособия постоянно совершенствуются с опорой на школьную практику.

В короткой статье не рассказать обо всем, что пединституту и кафедре ЮНЕСКО удалось сделать за полтора десятилетия. О полном комплексе дошкольного образования. О терминологической работе. О методической литературе. Непреодолимые особенности национальной психологии делают "осетинский" опыт знаменитым за пределами Осетии, но почему-то раздражающим в родных пенатах.

Вот уже в который раз авторский коллектив создателей новых учебников преследуют петициями в прессе, придумывая беспомощные обвинения: "мало наглядного материала", "тяжело усваиваются", "есть опечатки"… Тем временем экспертный совет минобра требует сократить учебный материал, его слишком много; учителя-практики благодарят – наконец-то есть с чем работать; авторы непрерывно ищут способы совершенствования своих учебников. Гонители же заявляют, что "не было необходимости составлять учебники нового поколения". Предлагают вернуть старые книги, которые за прошедшее десятилетие так никто и "недоработал". Время от времени сменяется состав "подписантов", никогда – набор абсурдных "обвинений". В самом деле: разве можно простить все то, что впервые в образовательном мире сделано кафедрой пединститута? Хочу успокоить этих скромных и симпатичных людей. Не прощали Коста Хетагурову, не прощали Махарбеку Туганову, не прощали Васо Абаеву – результат известен. Все будет, как всегда, все будет хорошо.

Кому-то неприятно всероссийское (да и всемирное) признание достижений Осетии в области новейших образовательных технологий. Ничего нового, ничего неожиданного. Только трудно поверить, что известные писатели, депутаты, предприниматели и другие добрые люди предварительно внимательно прочитали письмо, отправленное от их имени в газету. Иначе откуда у просвещенных людей позиция менторства по поводу чужой для большинства из них сферы профессиональной деятельности? Взятое на вооружение имя Коста не скроет туманное представление о современной системе школьного образования. Да и ничего другого с помощью Коста не скроешь. Развитое общество отличает высокий уровень разделения труда, при котором каждый занимается своим делом. Может быть, наш независимый парламент устал защищать национально-культурные интересы? Или осетинская литература помогла народу пережить катаклизмы последнего тридцатилетия и сделала их достоянием человечества? Или мы готовы похвалиться своей экономикой?

Что могло заставить 13 уважаемых людей подписать сумбурный, легкомысленно неточный и самонадеянно амбициозный текст? Неужели любовь?..

Комментарии (0)
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика