Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
Служитель музыки

Важнейшее место среди корифеев осетинской национальной музыки по праву занимает композитор Ацамаз МАКОЕВ. В этом году исполнилось 25 лет, как он возглавил Союз композиторов РСО–А и стал художественным руководителем Северо-Осетинской государственной филармонии. О том, как начиналась его музыкальная карьера, о новых произведениях и многом другом он рассказал в интервью "СО".

− Ацамаз Владимирович, с чего начался ваш путь в профессию?

− Он начался еще в детстве. Когда мы с мамой переехали из Беслана в Орджоникидзе, меня начали водить к педагогам, чтобы прослушали. Если честно, в то время обучаться музыке я не хотел, любил проводить свободное время на улице, играть с ребятами в футбол. ...Но в итоге был принят в музыкальную школу № 1 им. П.И. Чайковского. Учиться было нелегко, поскольку каждый год менялся педагог. Но спустя некоторое время я попал в класс к Виктору Георгиевичу Никитину. Он был высококвалифицированным преподавателем, мне очень повезло, что я у него учился. Благодаря ему и освоил фортепиано. На последнем году обучения в музыкальной школе мое выступление на конкурсе увидела преподаватель Орджоникидзевского училища искусств Зарема Андреевна Лолаева и взяла меня к себе.

− А когда вы начали писать музыку?

−Однажды Зарема Андреевна поймала меня на том, что я, забывая ноты произведений композиторов при игре на фортепиано, не останавливался и продолжал музицировать. Она повела меня к нашим композиторам Нине Карницкой, Дудару Хаханову и Христофору Плиеву. Особого впечатления я на них не произвел, так как только начинал делать первые шаги как композитор. Вскоре я влюбился в музыку Феликса Алборова, и это, собственно, стало отправной точкой, когда точно для себя решил, что хочу писать музыку. На госэкзаменах в училище мне разрешили сыграть произведение собственного сочинения. Вот так и началась моя история как композитора, которая затем продолжилась в консерватории.

− Встречались ли вы лично с Феликсом Алборовым?

− В студенческие годы я приезжал в Южную Осетию и посетил музыкальное училище, где директором в то время был он. Я дождался его в приемной, он меня принял, так мы с ним познакомились. Начиная с этого времени до 2005 года, когда его не стало, поддерживали теплые, дружеские отношения.

В 2006 году вдова Феликса Шалвовича передала мне рукописи оперы "Фатима", которую он не дописал, и я это сделал за него по его поручению, которое он дал еще при жизни. Для меня это было высочайшей наградой.

− Вы окончили две консерватории – Ленинградскую и Ереванскую. Что вам больше всего запомнилось за годы обучения?

− Помню, что на вступительных экзаменах в Ленинградскую консерваторию я сыграл свои произведения, что, в принципе, не позволялось делать. Но из членов комиссии против никто не высказался. После окончания первого курса я приехал на летние каникулы во Владикавказ и в качестве студента консерватории на нашем телевидении исполнял пьесы классиков. А вскоре ко мне поступило предложение от руководства канала написать ряд песен. И вот тогда появилась известная композиция "Камдар ирон лаппута зарынц" на стихи Камала Ходова…

В Ереванскую консерваторию я решил поступить, потому что она была одним из сильнейших музыкальных учреждений того времени, где преподавали четыре народных артиста СССР – Эдвард Мирзоян, Эдгар Оганесян, Арно Бабаджанян и Александр Арутюнян. Меня сразу приняли на второй курс, но выйти на учебу не смог: забрали в армию. Продолжил обучение уже после окончания службы.

За годы учебы в Ереванской консерватории много всего узнал. Например, у них есть такое требование к выпускницам: чтобы получить диплом, им на экзамене нужно спеть 20 армянских колыбельных песен. Это для них главное условие, поскольку девушка – будущая мама – должна их знать и петь своему ребенку.

О преподавателях у меня остались только самые лучшие воспоминания. Они относились ко мне, как к своему коллеге, а не как к студенту, не учили писать музыку, а давали советы, как правильно это делать. За это я им очень благодарен.

− В 1996 году вы стали художественным руководителем филармонии и председателем Союза композиторов РСО–А. Что почувствовали, когда вам доверили столь ответственные должности?

− Доверие, которое мне было оказано и музыкантами, и руководством республики еще в 1996 году, пытаюсь оправдать. Когда меня избрали, я, безусловно, почувствовал большую ответственность и чувствую ее до сих пор.

− Как вы считаете, управленческая деятельность отвлекает от творчества?

− Да, должность руководителя занимает большое количество времени, которое можно бы было потратить на творчество. Поскольку я композитор, для меня на первом месте всегда была и будет музыка.

− Над какими сочинениями сейчас работаете?

− В прошлом году, в период карантина, я не прекращал писать музыку. И все то, что долгие годы откладывалось, завершил. Это арии, героические песни, произведения для фортепиано. Кроме того, закончил тот фортепианный концерт, который собирался написать еще 25 лет назад. Сейчас я дописываю симфоническое произведение под названием "Молитва для оркестра".

Словом, впереди еще много работы и планов, которые касаются и проведения музыкальных фестивалей.

Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика