Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
Ученый – всегда мечтатель

На обычном тетрадном листочке появляется нехитрый рисунок: панели, солнечные лучи, стрелки и имитация энергии. Примерно так детям объясняют круговорот воды в природе или другие естественнонаучные процессы.

А мне кандидат физико-математических наук Сослан ХУБЕЖОВ (на фото в центре) таким образом разъяснил один из своих проектов, над которым он сейчас активно работает в содействии с коллегой из Белоруссии. И кажется: что же там сложного? Нанокластеры на подложках увеличивают КПД того или иного вещества при взаимодействии со светом. Понятно даже гуманитарию. Но как только в диалоге появляется фраза, что весь этот процесс завязан на явлении гигантского комбинационного рассеяния, физика снова становится недосягаемой наукой, которая открывает свои таинства лишь избранным…

Кто бы мог подумать, что в одном из кабинетов физико-технического факультета СОГУ проходит такое важное для мировой науки исследование? Правильно – мы могли. Поэтому, собственно, здесь и оказались: чтобы немного отвлечь молодого ученого Сослана от его опытов с частицами, которые вбирают силу электромагнитной волны и воздействуют на окружающую среду.

И чем вам не эврика?!

Физическая наука кажется сплошной магией и: "Не может быть!", но как только начинаешь в ней разбираться, понимаешь: может, да еще и не такое. При этом она дает ни с чем не сравнимое ощущение – быть первооткрывателем каких-либо явлений. Пусть и не глобальных, но являющихся результатом каждодневных экспериментов, наблюдений и неудачных опытов. А потом раз – и тот самый шанс, который, один из тысячи, оказывается для тебя удачно использованным. И вот оно – твое личное чудо. Ведь в науке есть место чуду?

– Мы и есть чудо. Факт зарождения жизни – это и есть чудо. Как вообще можно понять процессы, которые происходят за пределами нашей земли? И мы, и сам мир наш – чудесны, и даже в негативе можно найти позитивное.

Не исключено, что именно такая философия и помогла Сослану Хубежову достичь тех профессиональных высот, которыми сейчас гордится весь СОГУ. Но в большую науку он пришел не сразу – в 2012 году, попав на физтех, чтобы прокормить себя, начал делать то, что умели почти все более или менее успешные студенты-технари: занимался компьютерами. И это, нужно сказать, было довольно прибыльным занятием – даже по современным меркам! "Не знаю, кем бы я был, если бы все-таки выбрал компьютеры… возможно, мой доход был бы больше, чем сейчас. Но моя жизнь – тот редкий случай, когда человек занимается тем, что ему нравится, и получает за это достойное вознаграждение".

Глобально – Сослан Хубежов занимается наукой. Детально – работает над несколькими направлениями, одно из которых в сентябре этого года получило федеральную поддержку.

– Шесть лет назад я познакомился на стажировке со своим коллегой из Белоруссии Дмитрием Якимчуком. Он как раз занимался подобными исследованиями, но материалы и методы формирования были принципиально другими. Я на тот момент работал над своей диссертационной работой, которая связана с процессами абсорбции и катализа. Однако это все – индустрия наносистем, и мы нашли общую точку между нашими научными интересами. И она привела к тому, что начали исследовать эффект, которым занимается Дима, но на предложенных мной материалах. И оказалось, что это – удачная идея. Ведь эти материалы интересны и тем, что под воздействием ультрафиолета есть шанс усилить этот процесс еще на несколько порядков…

Научные эксперименты легли в основу грантовой заявки. Разумеется, это был своеобразный риск, но если в теории вероятности есть хоть один шанс, – его надо использовать. Это я вам как человек, который начинает влюбляться в физику, говорю. А Сослан как уже специалист в этой области подтвердит мои слова. Причем личным примером: "Я не ожидал, что тема будет настолько актуальна! Есть большие научные группы, которые только собирались подаваться по этой теме, а мы – уже выиграли. То есть мы, можно сказать, исследователи с периферии, минимум, на год опередили эти группы ученых из статусных лабораторий. И когда ты видишь такой результат, то интерес только разгорается, и ты еще больше вдохновляешься! Это некие вызовы, которые мы достойно приняли. И сейчас к нам подключаются научные группы, которым любопытно наблюдать за нашей работой. Кроме того, ведутся переговоры: нас просят подготовить эти подложки разные фирмы, в том числе, для медицины".

Сейчас – это не просто локальные исследования опыта ради, а международный проект, поддерживаемый Российским и Белорусским фондами фундаментальных исследований. Руководителем проекта в России является Сослан Хубежов, с особым вдохновением и абсолютно оправданной гордостью рассказывающий о том, что они могут делать подложки, которые фактически могут регистрировать крайне низкие концентрации вещества: "Обычными методами это регистрировать достаточно сложно. И требует дорогостоящего оборудования. Мы придумали метод, который несколько уступает по чувствительности дорогостоящим устройствам крупных корпораций, но зато дешевле, проще и быстрее".

Нобелевской не будет?

– Сослан, ты рассказал, что с результатами своих исследований будешь выступать на конференции в Минске, вами готовится публикация в авторитетный научный журнал… Но что этот проект дает лично тебе?

– Деньги под проект были выиграны не такие большие. В первую очередь мне было приятно получить положительные отзывы рецензентов фонда, которые высоко оценили качество заявки. Это была проверка себя как ученого. То, что ты защитил кандидатскую степень, – это еще не показатель, а вот если ты выигрываешь грант под научный проект – это уже говорит о многом. Значит, твое исследование актуально, значит, ты не зря потратил часть жизни на это дело… И второй, немаловажный фактор, – научные коммуникации. У меня сейчас появилось много связей с коллегами, которые позволяют укреплять мои научные позиции, обо мне начинают узнавать как о специалисте в такой-то области. Расширяя свой кругозор, могу переключаться с одной темы на другую, а, значит, постоянно буду в тренде. Понятно, фундаментальные исследования больше для души, но я понимаю, что нобелевским лауреатом мне не быть – это что-то из области космоса, я более приземленный, понимаю свои силы. И, по большому счету, все грандиозные открытия были сделаны еще в прошлом веке, поэтому придумать что-то фундаментальное сейчас сложно. А вот применять эти знания, развивать прикладные исследования на стыке наук – это вполне реально, и за этим будущее. Уже не будет чисто квантовой физики или математики, будет все совмещено, к этому все идет. Даже написав сейчас какую-то научную статью, ты получаешь замечание – а какой посыл в вашей работе, какое применение? Вот и у меня цель: чтобы я смог напрямую видеть то, что получил.

– Не мечтаешь о Нобелевской премии?! Но ведь нельзя же ничего исключать… Не будь ты в какой-то степени мечтателем, не совершил бы своих научных прорывов?

– Может быть, потому что я еще молодой ученый и не замахиваюсь на самый верх?! Но, возможно, когда-нибудь, в команде я доживу… Не знаю, что меня ждет через десять лет, но точно знаю, чего хочу в течение пяти. Хочу выйти на уровень признания и известности в пределах СНГ как специалиста в индустрии наносистем и, возможно, защитить докторскую диссертацию, в основу которой положен текущий проект.

На самом деле у меня и возраст уже подходит к тому, чтобы формировать собственную научную группу. Она и сформирована частично в рамках этого проекта, но все-таки надо привлекать молодежь, студентов и вывести науку в своей области, хотя бы на факультете, на совсем другой уровень. Тем более что я знаю, как это осуществить. Вижу потенциал в наших ребятах. И хочу попытаться дома, на родном физтехе, все поставить хотя бы на стабильный средний уровень, чтобы наши проекты побеждали, чтобы работал не только я, а целый коллектив.

Сослану Хубежову – 34 года, и он сумел сделать так, что, являясь научным сотрудником ведущих институтов страны, продолжает оставаться в Осетии, одновременно с наукой развивая и альма-матер.

– Где в твоей личной иерархии расположены деньги, общественное признание и научное зерно?

- В основе всегда идея. Затем признание, и только после этого – деньги. Если ты будешь изначально ставить перед собой финансовые цели, то тебе не в науку. При этом, кто бы 10–15 лет назад сказал, что молодой ученый может заработать на науке, все бы посмеялись. Но сейчас политика руководства страны такая, чтобы поддерживать всеми способами ученых, в особенности, молодых. Даже в стенах СОГУ, если ты – эффективный молодой ученый, то можешь получать московскую зарплату. Я часто об этом говорю нашим студентам. Но при этом новобранцев всегда предупреждаю: вы – вчерашние школьники, ваша история не про деньги. Вы должны получить знания, которые потом сможете продать. И я сам – потенциальный покупатель. При этом готов поделиться знаниями, которыми обладаю.

Судьба как теория вероятности

– Согласно исследованиям экспертов ВШЭ, в России за 10 лет число ученых сократилось на 28,2 тысячи человек. И сегодня потребность в пытливых умах достаточно высокая. А может ли один талантливый физик заменить десяток рядовых?

– В науке нельзя говорить о количестве, поэтому я очень избирателен в подборе соратников. Вот возьмем известного Эйнштейна и поставим на весы сто или даже тысячу среднестатистических научных сотрудников. Ну, конечно же, они не сделают ту работу и те открытия, которые совершил он. В науке, я считаю, заменимых людей нет: каждый ученый – уникален, у него свои идеи и подходы. Он рожден, чтобы сделать одно открытие, не факт, что другой его сделает. Но с образовательной точки зрения, чем больше количество обучающихся, тем больше шансов найти людей с перспективой на качество.

– Ты озвучил интересную мысль, что каждый рождается для определенного открытия. Физики же работают с материями и энергиями. Думаю, что судьба – одна из них. Веришь ли ты в нее?

– Судьбы как таковой нет. Есть вероятность событий. И эту вероятность ты можешь повысить тем, что будешь упорно работать. Ты можешь проработать день или неделю без результата. И если ты не опустишь руки, то через месяц или год это выстрелит. В любой профессии так, любая работа требует временных и энергозатрат. Есть вероятность, что я в течение пяти лет получу ученую степень доктора наук. Но если я буду просто так сидеть, этого не случится. И что тогда нужно говорить, что это не судьба? А если я буду работать и у меня все получится, то это судьба? Это такое, философское понятие. И если его попытаться материализовать, то оно будет работать по законам теории вероятности.

– Извечный спор физиков с лириками… А в чем лирика физиков?

– А физики и есть лирики. Не может нетворческий человек что-то придумывать, творить. Все физики – они лирики по определению. Может, не в той степени, как художники или композиторы, но физики тоже описывают свое видение мира, систематизируют его. Они видят этот мир не сквозь луч света, а разлагают этот свет на весь спектр цветов. Если музыканты и поэты воздействуют на слух, художники – на зрение, то физики объединяют все органы чувств и влияние на них. Что движет учеными, особенно учеными прошлых столетий, когда они совершали свои открытия? Просто фантазия. Вдохновение. Они – мечтатели.

Фото Татьяны Шеходановой

Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика