Республиканская
ежедневная
газета
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
Надо жить будущим

Есть ли ключевые изменения в деятельности министерства промышленности и инвестиций ввиду появления слова "инвестиции" в его названии? Каковы перспективы? И имеются ли они вообще у предприятий ВПК? Для чего нужны индустриальные парки и технопарки? Кто сможет воспользоваться льготными кредитами благодаря созданию регионального Фонда развития промышленности? Об этом говорим с министром промышленности и инвестиций РСО–А Владимиром Марзоевым.

– Владимир Олегович, все же в преддверии большого разговора я попрошу пояснить, откуда у нас в республике такие впечатляющие индексы промышленного производства (ИПП): 144,8% за прошлый год и 113,8% за первый квартал текущего? Как известно, это показатель динамики объема промышленного производства. Мы такие успешные, несмотря ни на что?

– Это один из важнейших показателей, по которому оценивают эффективность деятельности региона. Понятно, что в масштабах страны промышленность Северной Осетии не очень заметна. Объем отгруженной продукции из республики составляет всего 0,3% от общего российского объема. Но ИПП отражает состояние промышленного производства в конкретном регионе, и у нас в ряде отраслей действительно наблюдается существенный рост. Второй момент: в каком-то сегменте мы не были так массово представлены, были единичные производители, а объем выпускаемой продукции – абсолютно незначительным. Но ввиду определенной конъюнктуры рынка и того что спрос на данные товары вырос, наши производители увеличили объем производства и предложили его на рынок. Или же вообще появились совершенно новые направления. За счет этого мы и наблюдаем рост ИПП. По результатам прошлого года стоит выделить металлургию (163%), производство готовых металлоизделий (132,3%), мебели (122.6%). Уверенный рост ИПП по сравнению с аналогичным периодом прошлого года уже в этом году показали производство химических веществ и химических продуктов (в 8,1 раза), металлургия (в 1,2), резиновых и пластмассовых изделий

(в 2), электрооборудования(в 1,1). Есть положительная динамика в деревообрабатывающей промышленности, в производстве изделий из стекла.

– С недавних пор министерство промышленности и транспорта переименовано в министерство промышленности и инвестиций. Насколько я знаю, ранее инвестициями и всем, что с ними связано, занималось республиканское министерство экономического развития. Как повлияли на деятельность министерства изменения в названии ведомства?

– В глобальном смысле министерство экономического развития как занималось инвестициями, так и занимается. Если комплексно смотреть, что происходит в промышленности, то за ориентир надо взять базовые законы Российской Федерации, в частности, Федеральный закон "О промышленной политике в Российской Федерации" от 31.12 2014 г. №488-ФЗ. В рамках этого закона указаны основные столпы развития региональной промышленности – индустриальный парк, технопарк, кластеры. Под каждым из этих названий достаточно мощный пласт задач, функционала, механизмов. Вот эти три вектора и представляют собой инвестиционную нишу, то, что должно создаваться в регионах для привлечения инвестиций конкретно в промышленность. Если мы говорим про индустриальный парк, то наше министерство предлагает создать его на территории завода "Электроцинк". Но при условии, что предприятие переходит в собственность республики. Почему потенциальный сценарий для "ЭЦ" таков? В нынешних реалиях завод, сопоставимый по масштабам с прежним, вряд ли будет создан. Но там есть вся необходимая инфраструктура: территория, коммуникации, здания для создания инвестиционной площадки для привлечения туда относительно небольших производств обрабатывающей отрасли, десять, пятнадцать, двадцать. Здесь мы неуникальны: в России сейчас порядка 200 – 250 уже работающих либо создаваемых индустриальных парков как на месте бывших предприятий, так и в "чистом поле". Инвестору не приходится искать землю, проводить межевание, менять назначение земельного участка, подводить коммуникации и т.д. Эти вопросы решает управляющая компания, в нашем случае – государственная управляющая компания.

– Уточню. В связи со сложившейся обстановкой потенциальные инвесторы не передумали?

– В республике никогда не было большого числа инвесторов, но в связи с тем что появятся новые возможности и новые механизмы, имею в виду индустриальный и технопарк, фонд поддержки промышленности, специнвестконтракты и пр., начали появляться те люди, те проекты, которых мы раньше никогда не знали, не видели. Это и местные предприниматели, и бизнесмены из других регионов. В текущей ситуации глобально ничего не поменялось. Есть небольшие корректировки, согласен. Допустим, один проект находится в активной фазе разработки, но он очень сильно связан с использованием зарубежных технологий. У инвестора возникли определенные сложности, но только в реализации. Желание есть по-прежнему. Добавлю, что после известных событий появились и новые интересанты.

– Безусловно, вопрос о судьбе завода "Электроцинк" мы не могли обойти. Вы связали его со строительством индустриального парка. Российская тенденция понятна, но будут ли желающие в нашей республике прийти на "ЭЦ"? И сроки его создания определены?

– Сроков нет. Этот вопрос зависит не только от нас. Прежде всего должно быть принципиальное решение между собственником и республикой, потом, если исход будет благоприятным – тщательное обследование его территории на предмет экологии. Что касается резидентов, то они есть. К нам обращаются различные компании, и местные, и из других регионов.

– Но все же слово "инвестиции" внесло свои коррективы в структуру министерства, в его функционал?

– Безусловно. Внутри ведомства произошли определенные изменения. Помимо отраслевых мы создали отдел по работе с инвестором, созданию инфраструктуры. В частности, фонд развития промышленности и является одним из элементов инфраструктуры. Можно условно сказать, что это матрица, где по горизонтали размещаются общесистемные механизмы, которые я упоминал выше: индустриальный парк и пр. А по вертикали – меры поддержки: субсидирование процентной ставки, льготные займы, субсидии на приобретение оборудования, льготный лизинг. К примеру, есть инициатор создания завода либо цеха. Он обращается к нам, и мы ему помогаем с промплощадкой и мерами поддержки.

– А раньше минпром этим не занимался?

– Как мог минпром что-то развивать, имея нулевой бюджет? Задачи, которые "нарезались и спускались" на министерство, в большинстве своем носили технический характер. Сейчас политика руководства республики в этом отношении изменилась. В России уже давно создавались новые площадки, а мы нигде не участвовали из-за отсутствия соответствующей структуры, компетентных специалистов. Наличие средств в этом случае вторично. Сегодня мы чувствуем понимание и поддержку руководства и нацелены на результат. Ключевым посылом является "предлагай, отрабатывай".

– О планах создания технопарка мы слышали давно. Но планы оставались планами. С вашим приходом тема получила новый импульс? И в продолжение. Когда-то республика была одним из центров радиоэлектронной промышленности страны. Сегодня некоторые заводы в руинах, где-то жизнь еле теплится. Неоднократно приезжали представители государственной корпорации "Ростех", говорили о возрождении предприятий… Теперь к существующим обстоятельствам добавились и новые вызовы. Как будете реагировать?

– С тех пор многое изменилось. Сегодня понятие "технопарк" приобрело новый смысл. В республике его пока нет, а по России их порядка 100. Что касается вашего большого вопроса, то постараюсь ответить "нерамочно". Мир же – не "белое" и "черное". В мире огромное количество полутонов. Условно говоря, какая-то сложность возникла. Имею в виду сотрудничество с иностранными компаниями. Но ниша же осталась, потребность в том или ином виде продукции. Кто из бизнеса готов эту нишу занять, кто окажется гибче? Кризис – это на самом деле окно возможностей. И эту философию я постиг во время своих занятий инвестиционной деятельностью в коммерческих структурах. Эта фраза стала клише, но это так. К сожалению, пока этим пользуются немногие. Но… к нам в министерство приходят люди и говорят: "Раньше мы не могли зайти на эту позицию, а сейчас появилась возможность. Можете нам помочь?" Нишевые истории бывают настолько узкими, что министерство этого может и не знать, как раз это – на уровне бизнеса. Сейчас звучит тема импортозамещения, но чтобы, к примеру, собрать ту же коробку-автомат для машины, сколько нужно всяких переделов: кто-то поставляет нужный металл, кто-то делает правильную мехобработку, кто-то занимается технологией, кто-то – программным обеспечением… Сложно, но тем не менее мысли работают: построить цехи, закупить нужное оборудование. И есть люди, которые это все прорабатывают. Это не фантазии. Речь идет о выборе правильной компетенции инжинирингового центра. И если это произойдет, то они могут сделать и коробку, и любой другой узел.

– В теории – да, соглашусь с вами. Но кто это будет делать? Отток молодежи, низкие зарплаты... вы все знаете сами.

– Сам прошел через это. Я не питаю иллюзий и понимаю, что в республике есть предприятия, говорю это как человек, поработавший в бизнесе, неэффективные ни с точки зрения управления ресурсами, ни с точки зрения управления персоналом. Но здесь есть и предприятия, которые начали работать относительно недавно, особо нигде не светятся. В эти предприятия вложены серьезные деньги, для них приобретено хорошее оборудование, молодежь к ним идет. Там выработан правильный подход по отношению к сотрудникам, жесткий, но правильный. Не "с восьми до пяти", нет. Человек должен комфортно себя ощущать, но выкладываться и не подводить. Поставлена задача работать на результат через творческий подход и совместное созидание. Иди и выполняй.

– Давайте о них говорить. Общественность бы хотела знать, что в республике есть такие люди и предприятия. Это же не только выпуск продукции, но и серьезный имиджевый бонус в промышленной "палитре" Северной Осетии. А так получается: закрытый завод "ЭЦ" и полуразрушенные предприятия ВПК. О них тоже придется вспомнить. В очередной раз.

– Сейчас идет активная работа по включению предприятий ВПК, которые принадлежат "Ростеху", в перечень поручений Президента РФ. Но надо ли их все возрождать по той номенклатуре, которая была 30 лет назад? Ведь сегодня и продукция, и технологии, и запрос на кадры, вернее, на их количество, уже другие. И какие-то российские предприятия шли в ногу со временем, разрабатывали либо приобретали новейшие технологии, совершенствовали выпускавшуюся линейку и т.д. Каким подход к этим площадкам, на мой взгляд, должен быть? Сейчас в связи с введением санкций в рамках импортозамещения появляются новые ниши. Предприниматели думают над тем, чтобы создать ту или иную компетенцию внутри страны, а не закупать, как прежде. Но это абсолютно точечные истории. Эти территории потенциально могут быть использованы под другие производства. И это не министерство будет предлагать. Это больше задача бизнеса, который должен провести аналитическое исследование рынка, на его основе сделать выводы и проявить инициативу. Речь идет о том, что на площадях условного "Разряда" сделать то, что сейчас актуально и современно. Не надо жить прошлым. Давайте жить будущим. Приведу пример: Минпромторг РФ разработал программу создания технопарка в сфере радиоэлектроники. Это очень актуальная тематика для страны в целом. Радиоэлектроника востребована сейчас и в гражданской, и в оборонной отраслях. Учитывая это, мы предложили создать технопарк на базе АО "НИИЭМ", который всегда занимался разработками в этой сфере и, на наш взгляд, по своим вводным идеально подпадает под программу федерального ведомства. Мы проработали свое направление, минпромторг дал добро. Сейчас осталось дело за собственником ("Ростехом"). Как вариант это может быть группа небольших экспериментальных производств с мелкосерийным выпуском продукции.

– Самый актуальный вопрос на сегодня – импортозамещение. Какие ниши может занять республика с ее ресурсами, промышленным потенциалом и кадровыми возможностями?

– У нас есть определенная ниша по производству стройматериалов, исходя из природных ресурсов и компетенции предприятий, которые уже работают. Эта отрасль успешно развивается, появляются достаточно серьезные идеи и проекты. Второе – наращивание объемов по деревообработке. Потенциал огромный, хотя сейчас это в основном цехи, работающие по индивидуальным заказам. Но уже есть реальные проекты по серийному производству корпусной и мягкой мебели. Третье – металлургия. Это и "Кристалл", и "Победит". Сейчас, к примеру, открывается ниша по тугоплавким инструментам, которые приобретались за границей. "Победит" предлагает свой проект, и его реализация выводит завод на другой уровень. Но не все, к сожалению, зависит только от нашего желания.

– Поговорим о мерах поддержки предприятий. Как известно, в Северной Осетии впервые создан региональный фонд развития промышленности. В него выделены 150 млн из федерального бюджета, 100 млн руб. – из республиканского. Недавно было подписано соглашение о сотрудничестве с Фондом кредитных гарантий РСО–А. Кто и на каких условиях сможет воспользоваться финансовой поддержкой в его рамках?

– Да, это впервые. В 2022 году в фонде насчитывается 250 млн руб. на поддержку предприятий. Речь идет о кредитах и займах до 5 лет, ставка по которым не превышает 3%. Воспользоваться им смогут те производства, которые предоставят утвержденный перечень документов. Ряд предприятий уже готовит пакет документов. Если у предприятия нет залога, то выступить поручителем может фонд кредитных гарантий. Параллельно идет взаимодействие с федеральным фондом развития промышленности, который в случае поддержки того или иного проекта может участвовать в его софинансировании.

Разработана документация и по другой программе. Мы получили 12 млн руб. на компенсацию процентной ставки по кредитам для промпредприятий. Третье: адаптировали наше региональное законодательство под получение специнвестконтрактов (СПИКов). Это форма поддержки, предполагающая снижение, вплоть до полного освобождения, налоговой базы на срок до 15 лет инвесторам, реализующим свои идеи с использованием высоких технологий. Пока СПИК не заключен ни с кем, но потенциальный инвестор есть. Все эти меры поддержки разработаны и внедрены нами за последний год.

– И, наверное, закончим наш разговор "кислородной" темой. Сейчас она ушла на второй план, но совсем недавно все население республики буквально в режиме реального времени следило за поставками кислорода в медучреждения. Причины этого интереса понятны. Что сейчас?

– Правительство РФ выделило субсидии ряду регионов для строительства кислородных станций на территориях больниц. Средства получены, идет возведение кислородных станций, так называемых концентраторов. По текущему потреблению они полностью обеспечивают необходимые объемы. Что касается кислородного завода, то инвестор пришел, участок определен, предоплата внесена. В связи с известными событиями возникли проблемы с логистикой, и ситуация пока на паузе. Но идея не ушла, кислородный завод нужен. Ближайший – в Ставропольском крае. И применение кислорода достаточно широкое: помимо медицины его используют в рыбном хозяйстве. А эта отрасль у нас активно развивается.

– Спасибо за содержательную беседу. И успехов!

Комментарий к фотографии
Автор: Мария Панкратова
Республиканская
ежедневная
газета

© 2017 sevosetia.ru

Любое использование материалов сайта в сети интернет допустимо при условии указания имени автора и размещения гипертекстовой ссылки на источник заимствования.

Использование материалов сайта вне сети интернет допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.


Контакты:
г. Владикавказ
пр. Коста, 11, Дом печати
(8-867-2)25-02-25
gazeta@mail.ru
Яндекс.Метрика